Основные отличия инвазивного от неинвазивного рака шейки матки. Преинвазивный рак шейки матки


Инвазивный рак шейки матки: признаки и симптомы патологии

Рак шейки матки (РШМ), хотя и уступает по распространенности онкологическим заболеваниям молочной железы, находится на 2-м месте среди злокачественных женских патологий. Специалисты всего мира уделяют особое внимание теме сохранения репродуктивных функций организма женщин, поэтому изучение данной болезни и поиск действенной терапии не прекращаются. Единых прогнозов не существует, все зависит от формы и стадии, например, диагностирован неинвазивный рак шейки матки или же инвазивная форма. Что это за болезнь, и насколько она опасна?

Формы заболевания

Онкологи различают несколько видов злокачественных образований, поражающих ткани шейки и матки:

  1. Неинвазивный – начальный период заболевания. В данном случае происходит медленное размножение злокачественных клеток, они сосредотачиваются на слизистой эндоцервикса – канала шейки матки. На этой стадии метастазирования нет.
  2. Форма преинвазивного рака шейки матки (называют также внутриэпителиальной карциномой) – на данной стадии эпителиальные клетки претерпевают атипичное перерождение, но оно не распространяется на ткани, расположенные за пределами базальной мембраны. Внутриэпителиальный рак шейки матки не склонен к метастазированию и инфильтративному росту.
  3. Микроинвазивный рак шейки матки – опухоль поражает все слои слизистой, размер пораженного участка достигает 10 мм. Эта форма патологии опасна тем, что даже небольшая опухоль может стать причиной распространения вторичных лимфогенных очагов, выявляемых во время диагностического обследования. Данная форма болезни считается близкой к преинвазивной, но остается неинвазивным раком.
  4. Инвазивный РШМ – распространение злокачественной ткани за пределы пораженного органа. Но для трансформации преинвазивной формы в инвазивную необходимо определенное время. Это индивидуальный процесс, в одном организме изменения могут произойти в течение 2-3 лет, а в другом – на протяжении 1-2 десятков лет.

Несмотря на непредсказуемость онкологических патологий, инвазивный рак шейки матки гораздо легче поддается лечению, так как речь идет о начальной стадии патологии. Чтобы понять характер инвазивного рака шейки матки и определить, что это такое, под воздействием каких факторов он переходит в другие, более опасные неинвазивные формы, следует рассмотреть возникающие в организме патологические процессы.

Классификация предраковых процессов

В процессе диагностики онкологического заболевания специалист классифицирует патологию, исходя из нескольких критериев, в том числе оценивая глубину поражения тканей. Перед развитием инвазивного РШМ в органе происходит ряд предраковых диспластических процессов, которые сопровождаются структурным нарушением клеток в плоском эпителии.

Степень выраженности дисплазии может быть различной, что влияет на интенсивность развития инвазивного рака, наличие или отсутствие определенных рисков и схему терапии. Изменение клеток происходит под воздействием негативных внутренних или внешних факторов. Они утрачивают изначальную уплощенную форму, ядер становится больше, условное послойное деление постепенно исчезает.

К предраковым состояниям относят цервикальную интраэпителиальную неоплазию – патологию шейки матки, ассоциируемую с вирусом папилломы человека высоких онкогенных рисков.

Гинекологи, исходя из степени стадии предраковых процессов, выделяют 3 стадии патологии:

  1. I – легкая (CIN I). На данном этапе атипичные клетки поражают 1/3 плоского эпителия, риски развития онкологических инвазивных изменений довольно низкие. Чаще всего происходит самостоятельная регрессия дисплазии. Озлокачествление клеток на фоне иммунного или гормонального нарушения происходит не раньше, чем через 5-6 лет.
  2. II – средняя (ее еще называют умеренной или CIN II). В предраковые изменения вовлечено более 60% шеечного эпителия. Образования раковой инвазивной опухоли можно ожидать через 3 года.
  3. III – тяжелая, преинвазивный рак или CIN III. В отличие от инвазивного рака, в этом случае клетки опухолевого образования не прорастают в строму. Развитие инвазивного рака может произойти через 12-18 месяцев.

Предраковое состояние считается обратимым. При своевременной диагностике и грамотной терапии практически в 100% случаев удается добиться полного излечения. Кроме того, после лечения женский организм не утрачивает своих репродуктивных функций, и способность деторождения сохраняется.

Гистология

Существует еще одна классификация рака маточной шейки, основанная на гистологических изменениях. Здесь во внимание берут тип ткани, из которой образуется опухоль. Различают следующие виды заболевания:

Аденокарцинома шейки матки

  • аденокарцинома – озлокачествлению подвергаются клетки цилиндрического эпителия с железистыми компонентами;
  • плоскоклеточный рак – опухоль развивается в многослойном плоском эпителии, что и отражается в названии болезни.

При исследовании также оценивается степень перестройки клеток. Злокачественное опухолевое образование может быть высоко-, умеренно- или низкодифференцированным. При последнем варианте речь идет о наиболее злокачественном процессе, когда клетки перерождаются очень быстро, и их рост не поддается контролю.

Основные причины развития РШМ

Злокачественные образования шейки матки возникают из эпителия органа. Важно помнить, что опухоль не способна развиваться из здоровых тканей. Толчком к патологическому перерождению клеток нередко служит изменение слизистой оболочки, вызванное каким-либо заболеванием.

Предрасполагающими к развитию онкологической болезни считаются следующие пограничные предраковые состояния:

  • эритроплакия – патологическая атрофия слизистой экзоцервикса;
  • аденоматоз эндометрия – является распространенной атипичной формой предракового состояния, при котором развивается дисгормональное гиперплазийное изменение эндометрия;
  • лейкоплакия – патология, при которой покровный эпителий, выстилающий маточную шейку, утолщается, происходит его ороговение.

При любом из вышеперечисленных заболеваний риски развития рака повышаются в несколько раз.

Специалисты также выделяют косвенные причины, из-за которых происходит перерождение клеток шейки матки:

  • инфицирование женщины ВПЧ;
  • курение;
  • воспалительные болезни органов мочеполовой системы в хронических формах;
  • получение раннего сексуального опыта;
  • беспорядочные сексуальные связи, причем это относится не только к женщине, но и к ее половому партнеру, имеющему многочисленные половые контакты с другими, чаще случайными, партнершами;
  • заражение венерическими заболеваниями, вирусом иммунодефицита человека, СПИДом.

Нельзя не учитывать факторы риска, повышающие склонность к онкологическим заболеваниям. К ним относят:

  • слишком частые беременности и родоразрешения;
  • лечение гормональными препаратами, в том числе продолжительный прием комбинированных оральных контрацептивов;
  • дефицит витаминных компонентов;
  • рак органов мочеиспускательной и/или половой системы, перенесенный ранее;
  • иммуннодефицитное состояние, возникшее в результате химической терапии.

Практически при всех этих состояниях есть возможность снижения существующих рисков и предотвращения возникновения злокачественных опухолей.

Признаки и симптомы РШМ

Невозможно точно спрогнозировать, каким образом проявит себя заболевание – в медицине зафиксированы как практически бессимптомные случаи, так и серьезные ухудшения состояния пациенток на фоне патологических процессов.

Стадии РШМ

Прежде всего, интенсивность симптоматики связывают со степенью распространения злокачественного опухолевого образования. Например, неинвазивные изменения никак себя не проявляют, так как раковая опухоль локализуется исключительно в эпителиальном слое и не выходит за его пределы. Чаще всего заболевание обнаруживается во время тщательной гинекологической диагностики.

При инвазивном РШМ признаки патологических изменений чаще всего присутствуют. Прежде всего, встревожить может влагалищное кровотечение, которое возникает после половых контактов, физической нагрузки или тепловых процедур. Если рак повредил мельчайшие сосуды лимфатической системы, то возможно появление из половых органов водянистого экссудата.

По мере прогрессирования заболевания происходит перерождение клеток во все более глубоких слоях тканей, опухоль захватывает участки за пределами маточной шейки. Если подобное происходит, то симптомы становятся более выраженными:

  • часто возникают кровотечения между менструациями;
  • характер выделений изменяется, они утрачивают прозрачность, приобретают зловонный запах;
  • беспокоят болезненные ощущения в нижней части брюшины и в районе крестца;
  • акты дефекации затруднены;
  • мочеиспускание нарушается.

При тяжелой форме онкологического заболевания проявляются сбои общего характера, которые напоминают интоксикационный синдром. Больные могут жаловаться на все увеличивающуюся слабость, повышенную утомляемость, значительное снижение веса, близкое к истощению, побледнение кожных покровов, приступы тошноты, рвотные позывы, незначительное постоянное повышение температуры.

При дисплазии болит живот

 

Любой из тревожных симптомов заслуживает внимания. Чем раньше женщина обратится за медицинской помощью, тем скорее будет диагностировано заболевание, и, соответственно, выше шансы на полное излечение.

Онкология уделяет особое внимание раковым заболеваниям репродуктивной системы женщин, для этого вводятся в эксплуатацию дополнительные смотровые кабинеты при поликлиниках. Специалисты призывают всех женщин быть более внимательными к собственному самочувствию и не пренебрегать плановыми посещениями гинекологического кабинета. Любое предраковое состояние обратимо, и даже неинвазивный рак излечим в 90% случаев, чего нельзя сказать о его инвазивной форме.

pomiome.ru

Рак шейки матки. Лечение преинвазивного рака: конизация или экстирпация?

На протяжении 30 лет не прекращаются широкие дискуссии о лечении больных преинвазивным раком шейки матки. Неуспехи лечения этого заболевания связаны с тремя обстоятельствами: неточной диагностикой, неадекватным выбором метода лечения и его нерадикальным выполнением. При Са in situ значение диагностических исследований для выбора метода лечения выступает особенно отчетливо.

В связи с применением массовых цитологических обследований нередко приходится встречаться с ситуацией, когда в мазках обнаруживаются опухолевые клетки, а результаты биопсии негативны. В этих случаях показана конизация, которая является завершающей диагностической процедурой.

В гистологической диагностике преинвазивного РШМ большое значение имеет личный опыт морфолога. Важную роль для уточнения диагноза играет применение серийно-ступенчатых срезов препарата.

Наибольшие трудности возникают при дифференциальной гистологической диагностике преинвазивного и инвазивного рака. Этот вопрос имеет принципиальное значение, так как методы лечения этих заболеваний существенно отличаются друг от друга. При такой ситуации клиницист должен избежать двух возможных ошибок: проведения неадекватной (более широкой, чем это необходимо) операции при Ga in situ шейки матки или, наоборот, нерадикального вмешательства при инвазивном раке.

В таких сомнительных случаях особое значение приобретает комплексное морфологическое и эндоскопическое обследование, которое обеспечивает точную морфологическую и, что не менее важно, тоническую диагностику. И все же следует всегда считаться с тем, что в биопсийный материал может не попасть участок инвазивного рака, или, наоборот, обнаруженный при биопсии инвазивный рак не определяется в удаленном препарате.

Конизация шейки матки в сочетании с выскабливанием слизистой оболочки шеечного канала разрешает диагностические трудности. При тщательном гистологическом исследовании препарата с применением серийно-ступенчатых срезов удается не только подтвердить или отвергнуть инвазию, но и оценить глубину прорастания опухоли в строму. Это представляется весьма существенным, так как лечебная тактика при микроинвазивном РШМ имеет свои особенности.

Некоторые клиницисты полагают, что в случаях, когда нет четкой уверенности в дифференциальном диагнозе между преинвазивным и инвазивным раком, следует применять экстирпацию матки. Мы считаем, что это мнение ошибочно. Экстирпация матки в таких ситуациях может оказаться и излишне широкой операцией (у молодых женщин при отсутствии инвазии), и нерадикальной (при обнаружении в препарате инвазивного рака). Как это, на первый взгляд, ни парадоксально, конусовидная электроэксцизия шейки матки оказывается более адекватным методом лечения.

При отсутствии инвазии создается возможность совместить принципы радикальности и сохранения менструальной, а у некоторых больных и детородной функций. Если же в препарате удаленного «конуса» выявляется инвазия, то это небольшое вмешательство, в отличие от экстирпация матки, не «сжигает за собой мосты», так как остается возможность проведения в дальнейшем радикального хирургического или лучевого лечения. Иными словами, в случаях сомнительной инвазии лучше считать, что у больной имеется Сa in situ, а не инвазивный рак, и применять конусовидную электроэксцизию, а не экстирпацию.

Анализ данных литературы показывает, что наибольшее распространение при хирургическом лечении Са in situ получили 2 метода: экстирпация матки и конизация шейки матки (ножевая или электрохирургическая). Имеются сообщения об успешном применении криохирургического метода и лазера. В большинстве зарубежных клиник отдается предпочтение экстирпации матки, а конизация считается допустимой только у молодых женщин при желании сохранить детородную функцию. Многие считают уместным по отношению к больным Са in situ применять известную формулу Роберта Манера: «Nicht Karzinomatos, aber besser heraus» (не рак, но лучше удалить). В онкологических и гинекологических клиниках нашей страны большинство больных подвергаются конусовидной электроэксцизии, а экстирпация матки осуществляется при специальных показаниях.

В последние годы накапливается все больше данных, поколебавших пессимистическое отношение к идее сберегательных операций при Са in situ шейки матки. Австралийские исследователи Goppleson и соавт. (1981) полагают, что применение кольпоскопии перед ионизацией позволяет правильно наметить объем удаляемых тканей, что существенно повышает эффективность сберегательных операций.

Преинвазивный рак не может быть объектом для применения какой-либо одной стандартной методики лечения и поэтому в дискуссии «конизация или экстирпация?» утерян предмет спора. Если рассмотреть этот вопрос  относительно  к  каждой конкретной больной, то при условии использования комплекса диагностических методов возможно четкое определение показаний к радикальным и органосохраняющим операциям, которые могут быть с успехом применены в большинстве клинических наблюдений.

Я.В. Бохман

medbe.ru

Микроинвазивный рак шейки матки

Широкое применение массовых профилактических обследований с обязательным цитологическим скринингом открыло реальные возможности для выявления не только дисплазии и преинвазивного рака, но и начальных форм инвазивного рака. Еще сравнительно недавно ранней диагностикой считалось выявление РШМ в I клинической стадии (установленной до начала специального лечения).

В дальнейшем, однако, было показано, что у 16—20% таких больных к моменту выявления опухоли уже имеются метастазы в регионарных лимфатических узлах таза [Бохман Я. В., 1076]. Все изложенное позволило многим клиницистам заключить, что выявление клинически выраженных форм РШМ в I стадии нельзя считать ранней диагностикой.

В 1959 г. Friedell, Gracham выдвинули гипотезу «критического размера» РШМ (1 см в диаметре), и пределах которого потенции опухоли к лимфогенному метастазированию не успевают реализоваться. Однако в исследованиях Я. В. Бохмана (1964) было показано, что при условии радикального объема операции, тщательной маркировки удаленных узлов, применения их серийно-ступенчатых срезов у больных с диаметром опухоли до 1 см частота выявления лимфогенных метастазов составила 12%. Исключительное значение имели исследования, которые выяснили связь глубины инвазии опухоли с ее потенциями к формированию метастазов в регионарных лимфатических узлах таза.

Отмечается большое различие в частоте метастазирования микроинвазивного РШМ (стадия Iа). Если принять за критерий микроинвазивного рака глубину инвазии до 5 мм, то частота нахождения метастазов в удаленных при расширенной гистерэктомии узлах таза колеблется от 1,3 до 0,7 и далее 10%. Иными словами, при данных критериях опасность лимфогенного метастазирования остается реальной.

С другой стороны, если за критерий микроинвазивного рака берется глубина инвазии до 1 мм, то риск метастазирования или очень низок, или вообще отсутствует. Это положение подтверждается сводными данными Lobe (1984), который отмечает, что при «ранней стромальной инвазии» (до 0,5 мм) из 1050 больных, которым в различных клиниках удалялись подвздошные лимфатические узлы, метастазы были выявлены при гистологическом исследовании лишь у 3 (0,3%).

К середине 70-х годов четко обозначился нерешенный ключевой вопрос клинического течения микроинвазивного РШМ. Если вероятность лимфогенного метастазирования при глубине инвазии до 1 мм была признана минимальной, а при о мм — клинически значимой, то оставалось неясным, какова ситуация при глубине инвазии от 2 до 5 мм. Учитывая актуальность и особенно практическое значение получения объективных критериев для определения понятия микроинвазивного рака и индивидуализации лечения, указанная проблема стала предметом всестороннего исследования клиницистов шести стран СЭВ в 1974—1985 гг. (НРБ, ВНР, ГДР, ПНР. СССР, ЧССР).

По предложению научного общества акушеров и гинекологов ГДР, Iа стадия была разделена на 2 группы: глубина инвазии до 1 мм и 2—3 мм. Исходя из заметного нарастания частоты метастазирования при инвазии опухоли 4 и 5 мм, эти наблюдения по решению группы экспертов стран СЭВ были отнесены к стадии Ib. Таким образом, стадии Iа соответствуют наблюдения с инвазией до 3 мм, причем наибольший диаметр опухоли на ее поверхности не должен превышать 1 см, отсутствуют мультицентрические очаги роста и раковые эмболы в кровеносных и лимфатических сосудах стромы.

Морфологические  особенности микроинвазивного рака шейки матки: а — цитограмма при микроинвазивном раке, х 250; б — гистоструктуры при микроинвазивном раке, х 120 К 1980 г. участники исследования обобщили сведения о 1079 больных РШМ Iа стадии, подвергшихся расширенной экстирпации матки с удалением регионарных лимфатических узлов, причем метастазы в них были установлены всего у 1 % из них. Как полагают большинство исследователей [Koss, 1981; Dallenbach-Helweg, 1981; Stegner, 1981], РШМ в своем развитии проходит несколько фаз - от дисплазии различной степени выраженности к преинвазивному раку (когда атипия захватывает все слои эпителиального пласта) и, наконец, до инвазии.

Вместе с тем имеется ряд описаний развития микроинвазивного рака на фоне дисплазии, минуя фазу преинвазивного рака, или, что наблюдается очень редко, «с места в карьер», т.е. на фоне нормального или атрофичного эпителия. Последние 2 варианта наблюдаются всего у 2—5% больных. Только Ng и соавт. (1978) отметили его в 12% случаев. Оbег и соавт. (1961) образно назвали развитие инвазивного РШМ, минуя дисплазию или Са in situ, драмой в одном действии.

Интересные биологические особенности микроинвазивного РШМ выявлены в исследованиях М. Л. Винокур (1984) и Н. И. Шуваевой (1985). Они обобщили клинико-морфологические данные, касающиеся 180 больных РШМ Iа стадии с инвазией не более 3 мм. Частота лимфогенного метастазирования составила 1,2%.

Отмечены 3 варианта развития микроинвазивного РШМ: в 67% — на фоне Са in situ, в 23% — дисплазии и Са in situ, в 10% — на фоне дисплазии. Высокодифференцированные формы микроинвазивного (плоскоклеточного ороговевающего) РШМ в 100% наблюдений локализуются в эктоцервиксе, умереннодифференцированного — и 80% и эктоцервиксе и в 20% — в эндоцервиксе, низкодифференцированного — от 34% [Винокур М. Л., 1984] до 72% [Burghardt, 1981] — в эндоцервиксе. Частота обнаружения раковых эмболов в кровеносных и лимфатических сосудах стромы при стадии Iа (инвазия до 3 мм) колеблется от 3,8% [Burghardt, 1972], 5% [Boges, 1970] до 14,5% [Musses, 1969].

Причины низких потенции микроинвазивного РШМ к лимфогенному метастазированию становятся более понятны при сопоставлении иммунологических и иммуноморфологических исследований [Бохман Я. В., 1976; Яцковская Н. Л., 1980; Винницкая В. К., 1983; Винокур М. Л., 1984; Шуваева Н. И., 1985]. Следует прежде всего заметить, что при комплексном исследовании Т-системы иммунитета не отмечается иммунодепрессии. Изучение стромы указывает на выраженную лимфоплазматическую инфильтрацию, которая препятствует или, во всяком случае, ограничивает рост и распространение микроинвазивного рака. Примечательно, что при инвазии более 3 мм лимфоплазмоцитарная инфильтрация стромы уменьшается.

В регионарных лимфатических узлах таза отмечается преобладание гиперплазии паракортикальной (тимусзависимой) зоны, которая заселяется клетками-киллерами, осуществляющими барьерную и защитную функции узлов. Таким образом, микроинвазивный рак — это еще относительно компенсированная и мало агрессивная форма опухоли, что сближает его с преинвазивным раком и отличает от стадии Ib. Установленные биологические особенности микроинвазивного рака послужили основанием для щадящих и органосохраняющих операций.

Я.В. Бохман

medbe.ru

Преинвазивный рaк шейки матки

Концепция дисплазии и Са in situ без преувеличения может быть названа ключевой для всей проблемы профилактики рака шейки матки. Преинвазивный рак, так же как и дисплазия, не имеет патогномоничных клинических и кольпоскопических признаков.

Под термином «Са in situ» принято понимать патологию покровного эпителия шейки матки, во всей толще которого имеются гистологические  признаки  рака, утрата слоистости и полярности, но отсутствует инвазия в подлежащую строму. Са in situ находится в состоянии динамического равновесия; по определению Р. М. Соколовского (1967), это — «компенсированный рак».

Морфологические особенности преинвазивного рака: а — цитограмма при низкодифференцированном преинвазивном раке. х 250; б — гистоструктуры при высокодифференцированном преинвазивном раке. х 120 Большую дискуссию вызывает вопрос о возможной дифференциальной цитологической диагностике между Са in situ и инвазивным раком. При этом полагают, что для преинвазивного рака характерно сочетание дискариотических и опухолевых клеток, что наблюдается значительно реже при инвазивной карциноме.

Диагностика инвазии опухоли в строму может быть затруднительной даже при самом тщательном гистологическом исследовании серийно-ступенчатых срезов шейки матки. Дифференциальный цитологический диагноз между Са in situ и микроинвазивным РШМ представляет, скорее всего, академический интерес, так как выбор метода лечения определяется результатом гистологического исследования. Дисплазии и преинвазивному раку часто сопутствует так называемая койлоцитотическая атипия. При этом отмечаются атипичные ядра, окруженные ободком светлой цитоплазмы.

По морфологическому строению Р. М. Соколовский (1961) выделяет 4 основных варианта Са in situ: зрелый, незрелый, переходный и смешанный; Koss (1968), О. Ф. Чепик (1971) - 3: дифференцированный, смешанный и недифференцированный. В каждом конкретном наблюдения при переходе в инвазивный рак сохраняется гистотин, который был присущ преинвазивному раку.

Дифференцированный плоскоклеточный преинвазивный рак — предшественник плоскоклеточного ороговевающего инвазивного рака. Мелкоклеточный анапластический Са in situ прогрессирует в низкодифференцированный рак.

Кольпоскопические исследования показали, что у 90% больных преинвазивным и микроинвазивным раком процесс возникает в так называемой зоне трансформации [Koss, 1979; Козаченко В. П., 1983: Винокур М. Л., 1984]. Это сравнительно небольшая зона эпителия вокруг наружного маточного зева. Далее опухоль распространяется на эктоцервикс (ороговевающий рак) или эндоцервикс (мелкоклеточный низкодифференцированный рак) либо в обоих направлениях.

Опухоли, ограниченные эндоцервиксом, обычно возникают на место стыка многослойного плоского и цилиндрического эпителия. Средняя длина распространения преинвазивного рака в проксимальном направлении на цервикальный канал от наиболее дистально расположенной эндоцервикальной железы («наружного гистологического отверстия») оказалась равной 8,2 мм. Максимальное смещение, по данным многих авторов, не превышает 1,5 см, что необходимо учитывать при осуществлении ионизации шейки матки.

Имеются наблюдения, когда Са in situ занимает весь цервикальный канал и даже переходит на эндометрий, но в этих редких случаях обычно обнаруживаются очаги инвазии. На основании особенностей гистологического строении преинвазивного рака нельзя категорично судить, разовьется в данном наблюдении инвазивный рак или нет.

Иными словами, гистоструктура не вполне адекватна биологическим свойствам опухоли и особенностям ее дальнейшей прогрессии.

Чрезвычайно важен факт существования латентного периода (длительность которого, правда, весьма вариабельна), необходимого для перехода преинвазивного рака в инвазивный. Это обеспечивает возможность активной профилактики заболеваемости инвазивным РШМ путем выявления дисплазии и Са in situ при массовых цитологических обследованиях, проводимых каждые 1 — 3 года.

Об этом убедительно свидетельствуют данные Boyes (1085): в результате 20-летней профилактической работы (обследовано 85% женщин штата Британская Колумбия, Канада) заболеваемость инвазивным раком была снижена па 50%. Эти данные одновременно показывают, что не менее чем у 50% больных преинвазивным  РШМ  при отсутствии лечения в дальнейшем развивается инвазивный рак. Комплексная диагностика и последующее рациональное лечение дисплазии и преинвазивного рака обеспечивают достижение стойкого клинического излечения и надежно предупреждают инвазивный РШМ.

Я.В. Бохман

medbe.ru