how-to-all.comЛексическое значение: определениеОбщий запас лексики (от греч. Lexikos) — это комплекс всех основных смысловых единиц одного языка. Лексическое значение слова раскрывает......" />

Правда-матка. Правда матка происхождение


"Словарь Ефремовой"; словари русского языка онлайн > how-to-all.com

Лексическое значение: определение

Общий запас лексики (от греч. Lexikos) — это комплекс всех основных смысловых единиц одного языка. Лексическое значение слова раскрывает общепринятое представление о предмете, свойстве, действии, чувстве, абстрактном явлении, воздействии, событии и тому подобное. Иначе говоря, определяет, что обозначает данное понятие в массовом сознании. Как только неизвестное явление обретает ясность, конкретные признаки, либо возникает осознание объекта, люди присваивают ему название (звуко-буквенную оболочку), а точнее, лексическое значение. После этого оно попадает в словарь определений с трактовкой содержания.

Словари онлайн бесплатно — открывать для себя новое

Словечек и узкоспециализированных терминов в каждом языке так много, что знать все их интерпретации попросту нереально. В современном мире существует масса тематических справочников, энциклопедий, тезаурусов, глоссариев. Пробежимся по их разновидностям:

  • ТолковыеНайти значение слова вы сможете в толковом словаре русского языка. Каждая пояснительная «статья» толкователя трактует искомое понятие на родном языке, и рассматривает его употребление в контенте. (PS: Еще больше случаев словоупотребления, но без пояснений, вы прочитаете в Национальном корпусе русского языка. Это самая объемная база письменных и устных текстов родной речи.) Под авторством Даля В.И., Ожегова С.И., Ушакова Д.Н. выпущены наиболее известные в нашей стране тезаурусы с истолкованием семантики. Единственный их недостаток — издания старые, поэтому лексический состав не пополняется.
  • Энциклопедические В отличии от толковых, академические и энциклопедические онлайн-словари дают более полное, развернутое разъяснение смысла. Большие энциклопедические издания содержат информацию об исторических событиях, личностях, культурных аспектах, артефактах. Статьи энциклопедий повествуют о реалиях прошлого и расширяют кругозор. Они могут быть универсальными, либо тематичными, рассчитанными на конкретную аудиторию пользователей. К примеру, «Лексикон финансовых терминов», «Энциклопедия домоводства», «Философия. Энциклопедический глоссарий», «Энциклопедия моды и одежды», мультиязычная универсальная онлайн-энциклопедия «Википедия».
  • ОтраслевыеЭти глоссарии предназначены для специалистов конкретного профиля. Их цель объяснить профессиональные термины, толковое значение специфических понятий узкой сферы, отраслей науки, бизнеса, промышленности. Они издаются в формате словарика, терминологического справочника или научно-справочного пособия («Тезаурус по рекламе, маркетингу и PR», «Юридический справочник», «Терминология МЧС»).
  • Этимологические и заимствованийЭтимологический словарик — это лингвистическая энциклопедия. В нем вы прочитаете версии происхождения лексических значений, от чего образовалось слово (исконное, заимствованное), его морфемный состав, семасиология, время появления, исторические изменения, анализ. Лексикограф установит откуда лексика была заимствована, рассмотрит последующие семантические обогащения в группе родственных словоформ, а так же сферу функционирования. Даст варианты использования в разговоре. В качестве образца, этимологический и лексический разбор понятия «фамилия»: заимствованно из латинского (familia), где означало родовое гнездо, семью, домочадцев. С XVIII века используется в качестве второго личного имени (наследуемого). Входит в активный лексикон.Этимологический словарик также объясняет происхождение подтекста крылатых фраз, фразеологизмов. Давайте прокомментируем устойчивое выражение «подлинная правда». Оно трактуется как сущая правда, абсолютная истина. Не поверите, при этимологическом анализе выяснилось, эта идиома берет начало от способа средневековых пыток. Подсудимого били кнутом с завязанными на конце узлом, который назывался «линь». Под линью человек выдавал все начистоту, под-линную правду.
  • Глоссарии устаревшей лексикиЧем отличаются архаизмы от историзмов? Какие-то предметы последовательно выпадают из обихода. А следом выходят из употребления лексические определения единиц. Словечки, которые описывают исчезнувшие из жизни явления и предметы, относят к историзмам. Примеры историзмов: камзол, мушкет, царь, хан, баклуши, политрук, приказчик, мошна, кокошник, халдей, волость и прочие. Узнать какое значение имеют слова, которые больше не употребляется в устной речи, вам удастся из сборников устаревших фраз.Архаизмамы — это словечки, которые сохранили суть, изменив терминологию: пиит — поэт, чело — лоб, целковый — рубль, заморский — иностранный, фортеция — крепость, земский — общегосударственный, цвибак — бисквитный коржик, печенье. Иначе говоря их заместили синонимы, более актуальные в современной действительности. В эту категорию попали старославянизмы — лексика из старославянского, близкая к русскому: град (старосл.) — город (рус.), чадо — дитя, врата — ворота, персты — пальцы, уста — губы, влачиться — волочить ноги. Архаизмы встречаются в обороте писателей, поэтов, в псевдоисторических и фэнтези фильмах.
  • Переводческие, иностранныеДвуязычные словари для перевода текстов и слов с одного языка на другой. Англо-русский, испанский, немецкий, французский и прочие.
  • Фразеологический сборникФразеологизмы — это лексически устойчивые обороты, с нечленимой структурой и определенным подтекстом. К ним относятся поговорки, пословицы, идиомы, крылатые выражения, афоризмы. Некоторые словосочетания перекочевали из легенд и мифов. Они придают литературному слогу художественную выразительность. Фразеологические обороты обычно употребляют в переносном смысле. Замена какого-либо компонента, перестановка или разрыв словосочетания приводят к речевой ошибке, нераспознанному подтексту фразы, искажению сути при переводе на другие языки. Найдите переносное значение подобных выражений в фразеологическом словарике.Примеры фразеологизмов: «На седьмом небе», «Комар носа не подточит», «Голубая кровь», «Адвокат Дьявола», «Сжечь мосты», «Секрет Полишинеля», «Как в воду глядел», «Пыль в глаза пускать», «Работать спустя рукава», «Дамоклов меч», «Дары данайцев», «Палка о двух концах», «Яблоко раздора», «Нагреть руки», «Сизифов труд», «Лезть на стенку», «Держать ухо востро», «Метать бисер перед свиньями», «С гулькин нос», «Стреляный воробей», «Авгиевы конюшни», «Калиф на час», «Ломать голову», «Души не чаять», «Ушами хлопать», «Ахиллесова пята», «Собаку съел», «Как с гуся вода», «Ухватиться за соломинку», «Строить воздушные замки», «Быть в тренде», «Жить как сыр в масле».
  • Определение неологизмовЯзыковые изменения стимулирует динамичная жизнь. Человечество стремятся к развитию, упрощению быта, инновациям, а это способствует появлению новых вещей, техники. Неологизмы — лексические выражения незнакомых предметов, новых реалий в жизни людей, появившихся понятий, явлений. К примеру, что означает «бариста» — это профессия кофевара; профессионала по приготовлению кофе, который разбирается в сортах кофейных зерен, умеет красиво оформить дымящиеся чашечки с напитком перед подачей клиенту. Каждое словцо когда-то было неологизмом, пока не стало общеупотребительным, и не вошло в активный словарный состав общелитературного языка. Многие из них исчезают, даже не попав в активное употребление. Неологизмы бывают словообразовательными, то есть абсолютно новообразованными (в том числе от англицизмов), и семантическими. К семантическим неологизмам относятся уже известные лексические понятия, наделенные свежим содержанием, например «пират» — не только морской корсар, но и нарушитель авторских прав, пользователь торрент-ресурсов. Вот лишь некоторые случаи словообразовательных неологизмов: лайфхак, мем, загуглить, флэшмоб, кастинг-директор, пре-продакшн, копирайтинг, френдить, пропиарить, манимейкер, скринить, фрилансинг, хедлайнер, блогер, дауншифтинг, фейковый, брендализм. Еще вариант, «копираст» — владелец контента или ярый сторонник интеллектуальных прав.
  • Прочие 177+Кроме перечисленных, есть тезаурусы: лингвистические, по различным областям языкознания; диалектные; лингвострановедческие; грамматические; лингвистических терминов; эпонимов; расшифровки сокращений; лексикон туриста; сленга. Школьникам пригодятся лексические словарники с синонимами, антонимами, омонимами, паронимами и учебные: орфографический, по пунктуации, словообразовательный, морфемный. Орфоэпический справочник для постановки ударений и правильного литературного произношения (фонетика). В топонимических словарях-справочниках содержатся географические сведения по регионам и названия. В антропонимических — данные о собственных именах, фамилиях, прозвищах.

Толкование слов онлайн: кратчайший путь к знаниям

Проще изъясняться, конкретно и более ёмко выражать мысли, оживить свою речь, — все это осуществимо с расширенным словарным запасом. С помощью ресурса How to all вы определите значение слов онлайн, подберете родственные синонимы и пополните свою лексику. Последний пункт легко восполнить чтением художественной литературы. Вы станете более эрудированным интересным собеседником и поддержите разговор на разнообразные темы. Литераторам и писателям для разогрева внутреннего генератора идей полезно будет узнать, что означают слова, предположим, эпохи Средневековья или из философского глоссария.

Глобализация берет свое. Это сказывается на письменной речи. Стало модным смешанное написание кириллицей и латиницей, без транслитерации: SPA-салон, fashion-индустрия, GPS-навигатор, Hi-Fi или High End акустика, Hi-Tech электроника. Чтобы корректно интерпретировать содержание слов-гибридов, переключайтесь между языковыми раскладками клавиатуры. Пусть ваша речь ломает стереотипы. Тексты волнуют чувства, проливаются эликсиром на душу и не имеют срока давности. Удачи в творческих экспериментах!

Проект How to all развивается и пополняется современными словарями с лексикой реального времени. Следите за обновлениями. Этот сайт помогает говорить и писать по-русски правильно. Расскажите о нас всем, кто учится в универе, школе, готовится к сдаче ЕГЭ, пишет тексты, изучает русский язык.

Смогли тебе помочь? Поделись ссылкой на форумах, в соцсетях.

how-to-all.com

Правда-матка

Д. Цепов

Денис Цепов 2718

Денис Цепов - практикующий врач-гинеколог. Окончил петербургский Первый медицинский институт. Получил известность благодаря своему ЖЖ, в котором публиковал "Правдивые байки легендарного Матроса Кошки". В настоящее время живет и работает в Лондоне.

Хотите увидеть правду, которую вижу я? Хотите почувствовать, то, что чувствует акушер за работой? 

Сейчас я ненадолго позволю вам забраться в свой мозг и посмотреть оттуда. Да, проходите, садитесь вот сюда, к окошечку... Почитайте мои мысли в том виде, в котором они рождаются, перед тем как превратиться в обработанную серым веществом информацию. 

Уверен, полет c Macau Tower на резиновом канате прошлым летом, во время которого вы чуть было навсегда не подорвали свой вечно сухой образ несгибаемого храбреца, по сравнению с этим покажется вам легкой прогулкой по Риджентс-парку. Oh, no! Please! Спрячьте свои деньги. Этот аттракцион бесплатный, не надо пытаться это купить. Это всего лишь правда. Голая и несимпатичная. Она и бесплатно-то никому не нужна... Не бойтесь. Но смотрите, осторожно, не обожгитесь... Это ведь на всю жизнь травма. С психоаналитиками, прозаком и флэшбэками...

— Мистер Цепов, сердцебиение плода по-прежнему шестьдесят ударов в минуту! Ритмичное пищание мониторов в операционной, неотложная акушерская бригада поднята по тревоге. Наконец-то эта глупая корова Райт дала согласие на экстренное кесарево сечение. Снизошла, да, созрела. Вообще-то мы должны были его сделать час назад, когда этого несчастного ребенка еще можно было спасти. А сейчас-то уже, наверное, все, можно не торопиться. Если не помрет, то точно будет парализован... если, конечно, не случится чудо. 

— Миссис Райт, пожалуйста, подпишите вот здесь. Это ваше согласие на операцию. Риски и возможные осложнения, которые мы с вами обсудили, перечислены вот тут. После того как вы подпишете согласие, ребенок будет рожден в течение нескольких минут. Спасибо. 

Почему я на нее злюсь? Это ведь ее ребенок, она за него в ответе. Не я. Умрет ее ребенок. Не мой. В инвалидной коляске будет проходить вся жизнь ее ребенка. Не моего. Я всего лишь врач, не судья и не бог. В своем упрямом желании рожать естественным путем она полностью потеряла логику и здравый смысл. Наверное, я выбирал недостаточно сильные слова, раз они дошли до нее только через час, изменив ее отношение к операции, хорошо бы еще успеть спасти жизнь этому младенцу. 

— Общий наркоз, пожалуйста, на спинальную анестезию нет времени! Я повторяю, это кесарево сечение первой категории. Да, я активировал краш-протокол минуту назад. Анестезиолог! Венфлоны! Катетер! Премедикация! Кислородная маска! Операционный свет! Да уж, чудес в акушерстве как раз не хватает. Да и чего я разорался? Нервы ни к черту стали... пью, наверное, много. Бригада и так работает молниеносно, без понуканий. Какой, к черту, краш, если целых полтора часа до этого мы все уговаривали пациентку подписать согласие на операцию... Краш... Сейчас уже спеши не спеши... вокзал отъехал. 

— Большое спасибо, Мэгги. Я готов начать операцию, как только будет готова анестезиологическая служба.  Вот вам и естественные роды, нате. Вполне себе естественно развившаяся гипоксия в родах, ничего таинственного. Естественно, без кислорода столько не живут. Все очень естественно, примерно, как у тех русских женщин, которые ели редьку с маслом и рожали в полях. Из двенадцати рожденных выживали максимум один-два. Но об этом история умалчивает. Кому есть дело до мертвых детей, когда с живыми непонятно, что делать? 

— Заказано два юнита донорской крови. 

Я же говорил ей час назад — рожать, рожать, рожать срочным кесаревым. Давал пять минут подумать, да, давал. Потом еще пять минут, потом еще полчаса. Как скажете, миссис Райт. Пока вы там думаете, душа моя, возможно, ваш ребенок умирает, думайте быстрее, вашу мать. Уже час прошел. Вы, драгоценная моя, бездействием и инфантилизмом ребеночка своего убиваете, а меня хотите записать в соучастники убийства. А не кричу я на вас, и за плечи вас не трясу, потому что права такого не имею. И ребенок ваш тоже права не имеет, пока не родится. Так что у нас там с готовностью? Кажется, можно начинать? 

— Сердцебиение плода — сто ударов в минуту с децелерациями. 

Да знаю я, знаю... сейчас родим за минуту... делов-то... полоснуть ножом по беременному животу и схватить ребенка за голову рукой. Только бы выжил. 

— Чек-лист пожалуйста. 

— Шивон Райт, госпитальный номер четыреста восемь полста пять, форма согласия подписана на экстренное абдоминальное родоразрешение кесаревым сечением в ноль четыре часа утра. Время принятия решения об операции ноль два сорок восемь утра. Форма подписана мистером Цеповым и пациенткой. 

Да уж, подписана. Кровью моей практически. Почему я должен был тянуть из нее клещами согласие на спасение ее же собственного дитя? Бред какой-то. Хотя почему бред? Я сюда пришел, чтобы следить за тем, чтобы дети рождались здоровыми и мамочки не умирали. Значит, я буду бегать, орать и ходить на ушах, если потребуется. Да, буду. Мы все будем. Мы — команда анти-смерть. Но сегодня, похоже, мы проиграли. Хотя есть еще шанс. 

— Можно остановить мониторинг плода, пожалуйста? Операционное поле готово к обработке? 

К черту КТГ-монитор, нет сил смотреть на эту агонию! Все ли я сказал матери этого не рожденного еще ребенка тогда, час назад, о том, что может произойти, если мы немедленно не сделаем это долбаное кесарево сечение? Услышала ли она меня? Наверное, она думала, что я шучу... Доктора любят пугать, конечно. И шутить тоже любят. Я никогда не шучу о внутриутробной гипоксии, твою мать! 

— Аллергические реакции?

— Нет! 

— Риск анестезии?

— Второй степени. 

— Донорская кровь?

— Два юнита в холодильнике. 

— Профилактика эмболизма?

— Стандартная. 

— Детская реанимация здесь?

— Старший реджистрар Трейси Ливингстон и бригада интенсивной терапии. 

— Привет, Трейси, отличная прическа! Тони энд Гай? Чудно, чудно... Операционную шапочку, пожалуйста, надень, дарлинг. 

— Инструменты?

— Счет верен, все работает. 

— Вводный наркоз, пожалуйста. Начинаем. 

Господи, спаси и сохрани. Сколько там времени-то? Четыре ноль восемь... 

— Разрез. Четыре ноль восемь. Сушим. Ножницы Мейо, пожалуйста. Свет —дерьмо! Ни хрена не видно. Трейси, будьте добры, поправьте бестеневую лампу пожалуйста.  Ну что, живой ты там или мертвый? Только бы живой. Какие там молитвы есть? Отче наш еси, не беси... бога душу мать.... 

— Ретрактор Дуайена, быстро! Ножницы Макиндо! Джудит! Отсос!  Джудит, бездарь, твою мать, проснись и следи за ходом гребаной операции! Ассистент — подарок. Безмозглое приложение к косметичке. 

— Джудит, оттяните ретрактор, пожалуйста, я не вижу правый угол разреза на маточно-пузырной брюшине. Так лучше, спасибо. 

Воды зеленые, как каша. Черт, слишком поздно! Если этот ребенок из-за кислородного голодания сделал рефлекторный вдох в матке, то у него в легких уже полным полно собственного дерьма. Давай, рождайся. Ах, вот оно что... двукратное обвитие пуповиной... Извлечение, четыре ноль девять. Ну, давай, педиатрия, оживляй неоживляемое! 

— Пересечение пуповины. Четыре ноль девять. Окситоцин, пожалуйста! Зажимы Грин-Армитадж. Большие салфетки. 

Все, можно расслабиться, от меня уже ничего не зависит. Господи, тишина-то какая в операционной. Как необычно... ребенок не плачет. Все затаили дыхание. Какой противный писк мониторов. Странно, за тринадцать лет пора бы привыкнуть... Что они там делают, не видно... кажется, закрытый массаж сердца? Интубация? Нет, не выживет. Не выживет. Эх ты, парень... 

— Шить матку, пожалуйста. Неонатологи, как дела у нас? 

Не слышит никто... такая тишина, а меня никто не слышит. Все как оглохли. Или не хотят отвечать, потому что ребенок умер. Какая страшная тишина... пип-пип-пип-пип-пип... Черт, во рту пересохло совсем... И какая-то кошка тихо мяукает. Стоп. Откуда тут гребаная кошка, если мы на шестнадцатом этаже? Это же бейби... плачет. Как котенок. Ну, слава богу. Или это у меня в голове помутилось уже? 

— Неонатологи, как дела у нас? 

— Пип-пип-пип-пип... 

— Трейси! Как наши успехи? 

— Все отлично, Дэннис! Дышит сам, порозовел, сердце в норме, руки-ноги шевелятся, судорог и конвульсий нет. Думаю, даже к себе в интенсив забирать не будем. Судя по газам крови, резерв жизни у этого бейби был, как у Рембо. К счастью, обошлось без мекония в легких. Но еще бы минут пять-десять — и все ... Хорошая работа, акушеры.  Работа-то хорошая, только мозг выносит время от времени... 

— Спасибо, Трейси! Ты настоящий друг! А что у нас с музыкой в операционной? Не включить ли нам, скажем, Джанго Рейнхардта? 

Спасибо, Трейси! Ты настоящий друг! Ох, устал я чего-то... кофейку бы нужно. 

— Шить кожу, пожалуйста. Повторный счет инструментов и тампонов. Кровопотеря, примерно, пятьсот. Обычный послеоперационный протокол, всем спасибо. Джудит, поставьте чайник, пожалуйста. 

Пронесло на этот раз, ну и славно. С семьей и с пациенткой попрошу поговорить Джудит, видеть их никого не могу. Дисижн-мейкеры хреновы... Сколько там еще работать-то? Четыре с половиной часа... полная родилка народу. Курить хочется... ах да, я же бросил. 

— Мистер Цепов, в родильной комнате девять кровопотеря больше полутора литров и не останавливается! 

Прелесть какая! Да вы, матушки, никак, сговорились? 

— Активируйте краш-протокол «кровотечение», разворачивайте вторую экстренную операционную, я бегу! 

Ну, сейчас начнется... правда... весело будет...

Денис Цепов (с)

mirvracha.ru

Правда-матка - Библиотека - Доктор Комаровский

Авторы: Цепов Д.

Хотите увидеть правду, которую вижу я? Хотите почувствовать, то, что чувствует акушер за работой? 

Сейчас я ненадолго позволю вам забраться в свой мозг и посмотреть оттуда. Да, проходите, садитесь вот сюда, к окошечку... Почитайте мои мысли в том виде, в котором они рождаются, перед тем как превратиться в обработанную серым веществом информацию. 

Уверен, полет c Macau Tower на резиновом канате прошлым летом, во время которого вы чуть было навсегда не подорвали свой вечно сухой образ несгибаемого храбреца, по сравнению с этим покажется вам легкой прогулкой по Риджентс-парку. Oh, no! Please! Спрячьте свои деньги. Этот аттракцион бесплатный, не надо пытаться это купить. Это всего лишь правда. Голая и несимпатичная. Она и бесплатно-то никому не нужна... Не бойтесь. Но смотрите, осторожно, не обожгитесь... Это ведь на всю жизнь травма. С психоаналитиками, прозаком и флэшбэками...

  — Мистер Цепов, сердцебиение плода по-прежнему шестьдесят ударов в минуту! Ритмичное пищание мониторов в операционной, неотложная акушерская бригада поднята по тревоге. Наконец-то эта глупая корова Райт дала согласие на экстренное кесарево сечение. Снизошла, да, созрела. Вообще-то мы должны были его сделать час назад, когда этого несчастного ребенка еще можно было спасти. А сейчас-то уже, наверное, все, можно не торопиться. Если не помрет, то точно будет парализован... если, конечно, не случится чудо. 

— Миссис Райт, пожалуйста, подпишите вот здесь. Это ваше согласие на операцию. Риски и возможные осложнения, которые мы с вами обсудили, перечислены вот тут. После того как вы подпишете согласие, ребенок будет рожден в течение нескольких минут. Спасибо. 

Почему я на нее злюсь? Это ведь ее ребенок, она за него в ответе. Не я. Умрет ее ребенок. Не мой. В инвалидной коляске будет проходить вся жизнь ее ребенка. Не моего. Я всего лишь врач, не судья и не бог. В своем упрямом желании рожать естественным путем она полностью потеряла логику и здравый смысл. Наверное, я выбирал недостаточно сильные слова, раз они дошли до нее только через час, изменив ее отношение к операции, хорошо бы еще успеть спасти жизнь этому младенцу. 

— Общий наркоз, пожалуйста, на спинальную анестезию нет времени! Я повторяю, это кесарево сечение первой категории. Да, я активировал краш-протокол минуту назад. Анестезиолог! Венфлоны! Катетер! Премедикация! Кислородная маска! Операционный свет!  Да уж, чудес в акушерстве как раз не хватает. Да и чего я разорался? Нервы ни к черту стали... пью, наверное, много. Бригада и так работает молниеносно, без понуканий. Какой, к черту, краш, если целых полтора часа до этого мы все уговаривали пациентку подписать согласие на операцию... Краш... Сейчас уже спеши не спеши... вокзал отъехал. 

— Большое спасибо, Мэгги. Я готов начать операцию, как только будет готова анестезиологическая служба.  Вот вам и естественные роды, нате. Вполне себе естественно развившаяся гипоксия в родах, ничего таинственного. Естественно, без кислорода столько не живут. Все очень естественно, примерно, как у тех русских женщин, которые ели редьку с маслом и рожали в полях. Из двенадцати рожденных выживали максимум один-два. Но об этом история умалчивает. Кому есть дело до мертвых детей, когда с живыми непонятно, что делать? 

— Заказано два юнита донорской крови. 

Я же говорил ей час назад — рожать, рожать, рожать срочным кесаревым. Давал пять минут подумать, да, давал. Потом еще пять минут, потом еще полчаса. Как скажете, миссис Райт. Пока вы там думаете, душа моя, возможно, ваш ребенок умирает, думайте быстрее, вашу мать. Уже час прошел. Вы, драгоценная моя, бездействием и инфантилизмом ребеночка своего убиваете, а меня хотите записать в соучастники убийства. А не кричу я на вас, и за плечи вас не трясу, потому что права такого не имею. И ребенок ваш тоже права не имеет, пока не родится. Так что у нас там с готовностью? Кажется, можно начинать? 

— Сердцебиение плода — сто ударов в минуту с децелерациями. 

Да знаю я, знаю... сейчас родим за минуту... делов-то... полоснуть ножом по беременному животу и схватить ребенка за голову рукой. Только бы выжил. 

— Чек-лист пожалуйста. 

— Шивон Райт, госпитальный номер четыреста восемь полста пять, форма согласия подписана на экстренное абдоминальное родоразрешение кесаревым сечением в ноль четыре часа утра. Время принятия решения об операции ноль два сорок восемь утра. Форма подписана мистером Цеповым и пациенткой. 

Да уж, подписана. Кровью моей практически. Почему я должен был тянуть из нее клещами согласие на спасение ее же собственного дитя? Бред какой-то. Хотя почему бред? Я сюда пришел, чтобы следить за тем, чтобы дети рождались здоровыми и мамочки не умирали. Значит, я буду бегать, орать и ходить на ушах, если потребуется. Да, буду. Мы все будем. Мы — команда анти-смерть. Но сегодня, похоже, мы проиграли. Хотя есть еще шанс. 

— Можно остановить мониторинг плода, пожалуйста? Операционное поле готово к обработке? 

К черту КТГ-монитор, нет сил смотреть на эту агонию! Все ли я сказал матери этого не рожденного еще ребенка тогда, час назад, о том, что может произойти, если мы немедленно не сделаем это долбаное кесарево сечение? Услышала ли она меня? Наверное, она думала, что я шучу... Доктора любят пугать, конечно. И шутить тоже любят. Я никогда не шучу о внутриутробной гипоксии, твою мать! 

— Аллергические реакции?

— Нет! 

— Риск анестезии?

— Второй степени. 

— Донорская кровь?

— Два юнита в холодильнике. 

— Профилактика эмболизма?

— Стандартная. 

— Детская реанимация здесь?

— Старший реджистрар Трейси Ливингстон и бригада интенсивной терапии. 

— Привет, Трейси, отличная прическа! Тони энд Гай? Чудно, чудно... Операционную шапочку, пожалуйста, надень, дарлинг. 

— Инструменты?

— Счет верен, все работает. 

— Вводный наркоз, пожалуйста. Начинаем. 

Господи, спаси и сохрани. Сколько там времени-то? Четыре ноль восемь... 

— Разрез. Четыре ноль восемь. Сушим. Ножницы Мейо, пожалуйста. Свет —дерьмо! Ни хрена не видно. Трейси, будьте добры, поправьте бестеневую лампу пожалуйста.  Ну что, живой ты там или мертвый? Только бы живой. Какие там молитвы есть? Отче наш еси, не беси... бога душу мать.... 

— Ретрактор Дуайена, быстро! Ножницы Макиндо! Джудит! Отсос!  Джудит, бездарь, твою мать, проснись и следи за ходом гребаной операции! Ассистент — подарок. Безмозглое приложение к косметичке. 

— Джудит, оттяните ретрактор, пожалуйста, я не вижу правый угол разреза на маточно-пузырной брюшине. Так лучше, спасибо. 

Воды зеленые, как каша. Черт, слишком поздно! Если этот ребенок из-за кислородного голодания сделал рефлекторный вдох в матке, то у него в легких уже полным полно собственного дерьма. Давай, рождайся. Ах, вот оно что... двукратное обвитие пуповиной... Извлечение, четыре ноль девять. Ну, давай, педиатрия, оживляй неоживляемое! 

— Пересечение пуповины. Четыре ноль девять. Окситоцин, пожалуйста! Зажимы Грин-Армитадж. Большие салфетки. 

Все, можно расслабиться, от меня уже ничего не зависит. Господи, тишина-то какая в операционной. Как необычно... ребенок не плачет. Все затаили дыхание. Какой противный писк мониторов. Странно, за тринадцать лет пора бы привыкнуть... Что они там делают, не видно... кажется, закрытый массаж сердца? Интубация? Нет, не выживет. Не выживет. Эх ты, парень... 

— Шить матку, пожалуйста. Неонатологи, как дела у нас? 

Не слышит никто... такая тишина, а меня никто не слышит. Все как оглохли. Или не хотят отвечать, потому что ребенок умер. Какая страшная тишина... пип-пип-пип-пип-пип... Черт, во рту пересохло совсем... И какая-то кошка тихо мяукает. Стоп. Откуда тут гребаная кошка, если мы на шестнадцатом этаже? Это же бейби... плачет. Как котенок. Ну, слава богу. Или это у меня в голове помутилось уже? 

— Неонатологи, как дела у нас? 

— Пип-пип-пип-пип... 

— Трейси! Как наши успехи? 

— Все отлично, Дэннис! Дышит сам, порозовел, сердце в норме, руки-ноги шевелятся, судорог и конвульсий нет. Думаю, даже к себе в интенсив забирать не будем. Судя по газам крови, резерв жизни у этого бейби был, как у Рембо. К счастью, обошлось без мекония в легких. Но еще бы минут пять-десять — и все ... Хорошая работа, акушеры.  Работа-то хорошая, только мозг выносит время от времени... 

— Спасибо, Трейси! Ты настоящий друг! А что у нас с музыкой в операционной? Не включить ли нам, скажем, Джанго Рейнхардта? 

Спасибо, Трейси! Ты настоящий друг! Ох, устал я чего-то... кофейку бы нужно. 

— Шить кожу, пожалуйста. Повторный счет инструментов и тампонов. Кровопотеря, примерно, пятьсот. Обычный послеоперационный протокол, всем спасибо. Джудит, поставьте чайник, пожалуйста. 

Пронесло на этот раз, ну и славно. С семьей и с пациенткой попрошу поговорить Джудит, видеть их никого не могу. Дисижн-мейкеры хреновы... Сколько там еще работать-то? Четыре с половиной часа... полная родилка народу. Курить хочется... ах да, я же бросил. 

— Мистер Цепов, в родильной комнате девять кровопотеря больше полутора литров и не останавливается! 

Прелесть какая! Да вы, матушки, никак, сговорились? 

— Активируйте краш-протокол «кровотечение», разворачивайте вторую экстренную операционную, я бегу! 

Ну, сейчас начнется... правда... весело будет...

опубликовано 20/06/2011 14:04обновлено 07/02/2018— Художественная литература

lib.komarovskiy.net


Смотрите также