ПОДСАДКА ЧУЖОЙ МАТКИ В.Г.Кашковский. Матка чужой


ПОДСАДКА ЧУЖОЙ МАТКИ

ПОДСАДКА ЧУЖОЙ МАТКИ

Известно более 50 способов смены и подсадки маток. Знать, а тем более применять их все нет смысла, так как часто они противоречивы, слишком трудоемки, кроме того, многие из них приводят к снижению продуктивности. Лучше менять маток только на своих. Как это делается, подробно описано в разделе «Смена маток». Но иногда приходится использовать и чужих маток, поэтому их надо уметь подсадить. Чужими матками можно воспользоваться при получении отводок, когда надо заменить матку в слабой семье или заменить больную матку. Враждебное отношение пчел к чужим маткам носит ярко выраженный сезонный характер.

Пчелы никогда не убивают подсаживаемую матку в день облета и первую неделю после облета. Легко подсадить ее весной, когда в природе есть взяток. Летом при сильном взятке пчелы тоже легко принимают чужих маток. В конце взятка, в августе и сентябре, пчелы агрессивны к чужим маткам. Очень миролюбивы они к чужим маткам поздней осенью (в октябре, ноябре), когда свернутся в зимний клуб. (Зимой пчелы сидят, плотно прижавшись друг к другу и образуя массу шаровидной формы — клуб.) Хорошо принимают маток отводки с молодыми пчелами. Старые пчелы (летные) относятся к чужим маткам враждебно.

Плодных маток пчелы принимают хорошо, молодых неплодных — плохо. Неплодных маток, только что вышедших из маточников, принимают лучше, чем тех, которые просидели несколько дней в клеточке. Большую роль играет порода пчел. Так, пчелы среднерусской породы хорошо принимают любых маток. Пчелы карпатской, серой горкой кавказской, итальянской, кубанской пород, дальневосточные очень враждебно относятся к чужим маткам, и к плодным, и к неплодным особенно. Помесные пчелы с любой из перечисленных пород тоже очень враждебно относятся к чужим маткам. В этом случае, прежде чем подсадить матку, необходимо создать семейку (нуклеус) на 2 — 3 рамки печатного расплода с сидящими на них пчелами.

Через 6 ч после организации нуклеуса летные пчелы вернутся в свою семью, а ульевые останутся и почувствуют отсутствие матки, в это время им и подсаживают матку. Для этого из нуклеуса вынимают рамку с расплодом и сидящими на ней пчелами и выпускают матку на сот, где сидит много пчел. Если пчелы начнут ее кормить, чистить (они даже заходят на матку, но ведут себя не агрессивно), то рамку с маткой можно будет осторожно поставить на место. Если матка плодная, то она в этот или на другой день начнет откладывать яйца. Через неделю этот нуклеус с нужной вам маткой можно использовать для замены матки в другой семье. Предварительно у семьи отнимают матку. Через 4 — 6 ч пчелы почувствуют сиротство. Если семья в двухкорпусном улье, то на нее ставят второй или третий корпус и переносят в него все рамки из нуклеуса. Из нижнего корпуса или корпусов к матке переберутся молодые пчелы, и она будет принята. В улье-лежаке гнездо раздвигают на две части и в середину помещают рамки нуклеуса, и матка будет принята, так как ее будут охранять пчелы нуклеуса. Традиционный способ замены матки при помощи клеточки Бутлерова или Титова применяют таким образом.

В кормовое отверстие клеточки аккуратно капают мед, пока оно полностью не заполнится медом, причем края должны быть чистыми. Если края закапаны медом, то надо их выскоблить досуха, иначе матка быстро вымажется и погибнет. После этого в клеточку пускают матку и ставят ее в центр гнезда между сотами с открытым расплодом. Здесь пчелы-кормилицы начинают кормить матку молочком и поддерживается стабильная температура. Через 24 ч проверяют, как пчелы относятся к матке. Если они кормят ее с язычка, то надо матку выпустить; если грызут клеточку, то выпускать нельзя — они обязательно убьют ее. Выпускать можно так: кормовое отделение клеточки (пол) открывают и заклеивают полосочной вощиной; в вощине делают гвоздиком или шилом 3 дырочки и ставят клеточку на место.

Пчелы прогрызут вощину и выпустят матку сами. Следует отметить, что чем дольше матка находится в клеточке, тем хуже ее качество. В пересылочных клеточках матка теряет до 30% массы и более. Замечено, что при 5-дневном пребывании маток в клеточках их яйценоскость снижается на 54, а при 10-дневном — на 88 %. Не случайно маток, полученных по почте и подсаженных, пчелы часто меняют сами (тихая смена), поэтому прибегать к этому способу надо как можно реже.

xn--80aeahdxpybbevp5e.xn--p1ai

Матка и ее свита

Непросто дается пчелиной семье выведение новой, молодой матки. И все же чужих маток, воспитанных в других семьях, пчелы принимают крайне недружелюбно, а часто и вовсе отказываются принимать.

Если самого опытного пчеловода попросить показать живую матку в гнезде, то и он не сразу найдет ее в гуще рабочих пчел, копошащихся на сотах. Рабочих пчел - десятки тысяч, а матка - одна. Увидеть ее, поэтому непросто. Зато опознается она с первого взгляда: матка в полтора-два раза крупнее рабочей пчелы. И более округлая голова с шире расставленными значительно большими, чем у рабочих пчел, боковыми фасетчатыми глазами, и сдвинутое на лоб троеточие простых глаз, и некоторые, не сразу заметные, особенности строения двенадцатичлениковых усиков, и отсутствие восковых желез, и ножки, лишенные приспособлений для сбора пыльцы, и яйцеклад - кривое четырехзубчатое жало, которое весьма пугливая вообще матка избегает пускать в ход против внешних врагов, - все это отличает ее от рабочей пчелы. Далеко за концы сложенных и сравнительно слабых крыльев выдается продолговатое, слегка заостренное брюшко матки, в которое запрятаны два яичника, каждый примерно из ста-двухсот яйцевых трубочек.

Иногда уже через пятьдесят-шестьдесят часов после рождения молодая матка, вышедшая из просторной желудеобразной ячейки, свисающей с нижней грани сотов или прилепившейся на их плоскости, совершает ориентировочный облет, во время которого знакомится с местоположением улья и окружающей местностью.

Через несколько дней она отправляется в брачный полет.

Лишь в конце XIX века, когда в Западной Европе и в России начали выходить первые специальные пчеловодные журналы, ставшие трибуной массового опыта пасечников, когда за брачным полетом следили не одиночки-натуралисты, а тысячи глаз практиков, стали появляться первые описания воздушных свадеб, встреч трутня с маткой. Таких сообщений было, впрочем, немного и они не слишком поколебали Плиниево "никогда".

Но вот в 60-х годах на одной из опытных станций в США разработали план киносъемки пчелиной свадьбы. Это диктовалось не праздным любопытством: точные наблюдения должны были помочь в решении некоторых вопросов, связанных с техникой искусственного осеменения маток. Уже разработанный способ не давал достаточно удовлетворительных результатов, а селекционерам они были совершенно необходимы.

Сначала удалось проследить высоту, на которой происходит полет. Когда с этой задачей справились, молодых маток, отправляющихся из улья в брачный полет, стали перехватывать на пороге дома и, надежно опоясав каждую шелковой нитью, привязывать к воздушному шарику, отпускаемому на заданную высоту в зоне полета трутней. Оснащенные телескопическими насадками кинокамеры, нацеленные на привязанных к воздушным шарикам маток, фиксировали все происходящее. Уже к концу первой недели опытов в распоряжении исследователей были полные комплекты кинопротоколов свадеб, которые теперь можно наблюдать на экране и демонстрировать всем, кто того пожелает.

Долгое время считалось, что брачный полет, если встреча с трутнем состоялась, является для матки единственным - первым и последним и что после него матка до конца жизни способна производить пчелиное потомство.

Это мнение оказалось неверным. Почти одновременно в трех разных точках Европы, разными способами и независимо друг от друга В. Тряско под Москвой, группа исследователей во главе с австрийским биологом Ф. Руттнером на острове Вулкано з Средиземном море и П. Бойке в Польской Народной Республике доказали: брачные полеты матки не заканчиваются после встречи с первым трутнем. Большинство маток совершает с той же целью и повторный вылет, нередко даже не один. Первый, как правило, в тот же день, последующие позже. Такие полеты затягиваются иногда на неделю и больше. Только после того, как матка окончательно возвратится в улей, она созревает для кладки яиц.

В здоровой семье матка откладывает яйца (пчеловоды говорят: червит) каждый день, начиная с конца зимы и до осени. Сначала суточная кладка исчисляется десятками яиц, позже - сотнями. В разгар яйцекладки общий вес полутора тысяч яиц, откладываемых маткой за сутки, равен ее собственному весу. По этому можно судить, как интенсивно идет в ней обмен веществ. Всего за сезон матка сносит тысяч полтораста-двести яиц, Они весят в сто с лишним раз больше ее тела.

День я ночь ходит матка по сотам в поисках пустых и исправных ячеек, в которые она то и дело всовывает голову как бы для детального осмотра. Остановившись, матка подтягивает брюшко вперед и продвигает его в глубь намеченной ячейки, чуть-чуть поворачиваясь по ходу часовой стрелки, будто ввинчиваясь в соты.

Только после этого откладывается в ячейку яйцо, прикрепляемое, вернее - устанавливаемое, на дно яйцекладом.

Пчелы, постоянно окружающие матку во время ее блужданий по сотам, образуют вокруг нее кольцо свиты (так она называется еще с тех пор, когда матку считали царицей). Среди пчел свиты, обычно обращенных головой к матке, можно видеть и молодых, недавно рожденных, которые бережно ощупывают матку усиками, как бы подкрепляя знакомство с ее запахом. Но одни скоро уходят, уступая место другим, а некоторые остаются в свите подольше.

Если присмотреться к пчелам свиты, можно увидеть, что некоторые из них своими гибкими язычками жадно облизывают поверхность тела матки. Раньше думали, что пчелы таким образом ухаживают за маткой, снимают с нее язычками каждую пылинку, холят свою "царицу". Теперь показано, что пчелы собирают с поверхности тела матки выделения, получившие название маточного вещества. Едва рабочая пчела слизала этот невидимый выпот, как она отделяется от свиты и убегает, то и дело останавливаясь по дороге, чтоб поделиться со встречными долей слизанной капельки. Мы скоро узнаем о том, какое важное действие она производит.

Плодовитость матки во многом зависит от особенностей семьи, в которой она развивалась, выращивалась, а также от того, много ли кормилиц выкармливали личинку. Чем лучше выкормлена личинка, тем больше яйцевых трубок разовьется в теле матки, тем больше яиц сможет она откладывать. Когда в семье достаточно кормилиц и пищи для них, матку кормят обильно, и она откладывает много яиц. Если же кормилиц в семье почему-либо мало или запасы корма недостаточны, снижается и яйценоскость матки. Таким образом, в нормальных условиях матка кладет обычно столько яиц, сколько семья может выкормить личинок.

Начиная червить, матка откладывает яйца подряд, как бы по спирали двигаясь то на одной, то на другой стороне сотов и постепенно увеличивая радиус засева.

На правильно засеянных сотах часть, занятая расплодом, по форме более или менее приближается к кругу. Он выписывается теми еле заметными поворотами тела, о которых несколько выше говорилось. Благодаря концентрированному, "кучному" засеву экономится время червящей матки. А благодаря тому, что засев ведется, как правило, с двух сторон сотов, для пчелиной семьи существенно облегчается утепление ячеек с детвой.

Но по мере того как соты заполняются яйцами, развивающимися из них личинками и куколками, а также заливаются медом и забиваются пергой, которые доставлены в улей взрослыми рабочими пчелами, матке приходится все больше и больше времени тратить на поиски свободных ячеек. Их с каждым днем остается меньше, и путь для откладки каждого следующего яйца становится поэтому все длиннее и длиннее.

Матка просто уже из-за одной только тесноты не успевает отложить даже тысячи, потом даже восьмисот, а потом и того меньше яиц в день. А чем меньше яиц откладывает матка, тем малочисленнее становится окружающая ее свита и тем реже подкармливают ее кормилицы.

Из откладываемых маткой в обычные ячейки пчелиных яиц развиваются рабочие пчелы. Трутни выводятся из яиц, откладываемых маткой (как правило, с весны) в ячейках, несколько больших по размеру. Зарегистрировано немало отклонений от этой нормы, но все такие исключения в основном только подтверждают общее правило.

Сама матка выводится из яйца, отложенного в особой формы просторную ячейку - мисочку. Это округлое вогнутое основание маточника, на который пчелы расходуют воска раз в сто с лишним больше, чем на обычную пчелиную ячейку.

Сооружение мисочек, из которых дальше вырастают маточники, связано, оказывается, с теми пчелами свиты, которые облизывают матку. Если заключить матку в клеточку так, чтоб пчелы могли просовывать сквозь сетку свои хоботки и облизывать ими матку, жизнь семьи будет протекать нормально. Но если стенки клеточки сделать из двухслойной решетки, так чтобы пчелы не могли хоботками дотянуться до тела матки, то не проходит и нескольких часов, как на сотах появляются первые мисочки.

Само собой разумеется, то же происходит и в естественных условиях, когда рабочие пчелы лишаются возможности получать и передавать другим выделения, слизываемые с внешних покровов матки. Это бывает и в тех случаях, когда матка заболеет, и уж обязательно происходит, если она погибла.

Но раз семья осталась по какой-либо причине без матки, рабочие пчелы могут превратить в маточник любую ячейку с яйцом или достаточно молодой пчелиной личинкой.

В обычной ячейке из этого яйца вышла бы рабочая пчела - одна из десятков тысяч бесплодных тружениц улья. С момента выхода из ячейки и до последнего удара сердца в брюшке она провела бы всю свою шестинедельную (летом) жизнь в безустанной трудоподобной деятельности в улье на сотах и под небом - в полете и на цветках.

Здесь, в ячейке, превращаемой пчелами в маточник, пчеле, которая выйдет из того же яйца, уготована полная перемена судьбы. Вместо меда с пергой, которые примерно с четвертого дня жизни составляют корм пчелиной личинки в обычных ячейках, маточная личинка все время получает от кормилиц то острое, с кисловатым привкусом молочко, которым в первые три дня жизни кормятся все личинки без исключения.

Тщательные анализы, проводившиеся многочисленными исследователями (один из них проанализировал молочко, собранное из десяти тысяч маточников), показали, что личинка матки получает в корме больше жиров и белков и меньше сахара по сравнению с личинкой рабочих пчел.

Есть, конечно, и другие отличия в этом корме, изучение которого, в сущности, только начато. О маточном молочке (его называют также королевским желе) после того, как биохимики обнаружили в нем целый букет витаминов, причем все в необыкновенных концентрациях, сложены настоящие легенды. Это молочко объявлено если и не эликсиром вечной молодости, то лекарством, исцеляющим от множества болезней. Медики продолжают изучать этот интересный естественный препарат.

Глубочайшие изменения производит он с личинкой

Ведь матка отличается от рабочих пчел не только внешне, но еще больше по роду деятельности. Она не посещает ни одного цветка, не собирает ни миллиграмма нектара, ни пылинки цветня. Способная прожить три-четыре и даже пять лет - чуть ли не в пятьдесят раз дольше, чем рабочая пчела летних поколений, - почти безвыходно (точнее сказать - безвылетно) проводит она жизнь в вечных сумерках улья, где день и ночь, весной и летом бродит по сотам, откладывая яйца.

И все же есть немало доказательств тому, что прекращение рядовой личинки в матку произведено в конечном счете только переменой корма.

Когда пчелиная семья почему-либо вынуждена выводить себе матку не из молодой личинки, а из личинки более взрослой, так сказать, перезрелой, которой вот-вот предстояло уже перейти полностью на "общую" пищу - смесь меда с пергой, то из таких личинок матки вырастают неполноценные, мелковатые, почти неотличимые по размеру от рабочих пчел; кроме того, они недолговечны.

Среди них встречаются даже матки с меньшим количеством яйцевых трубочек в яичниках, с восковыми зеркальцами, с корзиночками для обножки на задних ножках, как у рабочей пчелы. Эти промежуточные формы - рабочих пчел с признаками матки и маток с признаками рабочей пчелы - выводятся и в опытах, преднамеренно.

Итак, у медоносных пчел из яиц, отложенных маткой в одинаковые ячейки, вылупляются личинки, которые соответственно получаемому корму и уходу вырастают или практически бесплодными рабочими пчелами, или плодовитыми самками-матками.

Нормальная семья пчел живет, как правило, только при одной матке.

Забота рабочих пчел о единственной полноценной самке колонии проявляется ими так последовательно и настойчиво, что это бросается в глаза каждому, кто наблюдает жизнь улья.

Еще не рожденную матку, зреющую в своей восковой колыбели, рабочие пчелы семьи окружают неотступным вниманием. Пока маточная ячейка открыта, у входа в нее, постоянно толпясь, дежурят пчелы, из которых то одна, то другая ныряет в ячейку для кормления. Когда маточник запечатан, новые пчелы облепляют его со всех сторон своими телами. Стоит температуре чуть-чуть понизиться, как эти пчелы, быстро переминаясь с ножек на ножки, перебирая крыльями и непрерывно вздрагивая, как в ознобе, начинают обогревать собой маточник.

О том, как пчелы ухаживают за маткой, кладущей яйца, уже говорилось.

Если случилась беда и семья гибнет от голода, матка продолжает получать корм до тех пор, пока в гнезде есть хоть одна живая пчела, способная двигаться. Последняя капля меда последним движением последней пчелы, которая сама умирает от голода, отдается матке.

Летом лчелы скармливают матке, кладущей яйца, только выделения своих желез. Значит, как бы ни была разнообразна пища, собранная пчелами, она доходит до матки уже коренным образом переработанной, преобразованной.

Пчелы-кормилицы, снабжающие матку молочком, образуют - такова их природа - как бы живой фильтр, которым охраняется действующий жизненный центр пчелиной семьи. Этот фильтр весьма эффективен.

Если скормить пчелам подкрашенный безвредной краской мед, кормовая медо-перговая кашица, складываемая в ячейки взрослых личинок, оказывается тоже окрашенной. Молочко же и в этом случае остается чистым. Белизна его всегда безупречна и наглядно подтверждает тот факт, что через пчел-кормилиц семья профильтровывает воздействия внешних условий, так или иначе отраженные в качественных различиях собранного пчелами корма.

Сами кормилицы, питающие матку и личинок, в свою очередь, тоже бдительно оберегаются природой семьи. Пчелиная семья устроена так, что пчелы-кормилицы предохранены от прямого воздействия внешних условий, которые могли бы слишком грубо и резко сказаться на количестве и качестве корма, производимого ими для питания личинок.

Всем этим пчелы наглядно и зримо демонстрируют ряд скрытых вообще процессов, которые делают наследственность устойчивой, консервативной,

Несколько иначе обстоит дело с личинками рабочей пчелы и трутня.

В первые три дня их жизни, на самых ранних этапах развития, пока они более всего податливы к изменениям внешних условий, которые могут дойти до них с пищей, они, как и личинка матки, содержатся под усиленной охраной, в многослойной блокаде. С четвертого дня одно кольцо блокирующих личинку фильтров снимается, и личинка рабочей пчелы начинает получать корм более грубый и более коротким путем доставленный извне.

Эти подробности очень важны для понимания биологии пчелиной семьи, ее природы, всей ее организации и отчасти также для понимания того, почему отбор человека не создал до сих пор культурных пород пчел.

Продолжение рода - самый важный процесс в жизни растительного и животного организмов, и пчелы всячески охраняют и берегут матку, пока она, выполняя свое назначение, исправно кладет яйца.

Многократно описаны картины суматохи и смятения, охватывающих семью после исчезновения матки.

Каждый пасечник знает, что в этих случаях пчелы начинают "встревоженно и растерянно" ползать по прилетной доске и по наружным стенам улья.

Внутри улья признаки тревоги еще более явственны. Здесь долго не прекращается безостановочный бег обгоняющих одна другую пчел. Слизываемое с хитиновых покровов тела матки вещество представляет продукт, очень важный для жизнедеятельности всей семьи. Едва это выделение перестало поступать в поток обмена веществ, протекающий в семье, поведение множества пчел резко изменяется. Через некоторое время после того, как матка изъята, бег отдельных пчел сливается в настоящий поток. Сотни насекомых уже не бегут, а как бы скользят по сотам вкруговую, подгоняя себя легкими взмахами трепещущих крыльев.

Если в гнезде не осталось яиц или молодой червы, из которых может быть выведена новая матка, потеря старой способна привести к окончательной гибели такую "осиротевшую" семью. Но если только матка исчезла, оставив в сотах яйца и молодых личинок, пчелы обезматочившей семьи, расчистив на сотах место вокруг облюбованных ячеек, быстро начинают перестраивать и вытягивать их, превращая каждую такую ячейку в просторную мисочку - основу аварийного (свищевого) маточника.

После того как первые ячейки начали перестраиваться в мисочки, волнение в семье утихает, но жизнь все же не входит в обычную колею: пока новая матка не родилась, пчелы менее усердны в сборе корма, не строят сотов и так раздражительны, что к улью лучше без нужды не подходить.

Зато, едва матка вышла из маточника, иной раз уже и по движению у летка становится заметно, что порядок в семье восстановлен. Пчелы в улье, похоже, даже жужжат веселее.

Непросто дается пчелиной семье выведение новой, молодой матки. И все же чужих маток, воспитанных в других семьях, пчелы принимают крайне недружелюбно, а часто и вовсе отказываются принимать. Подсадка чужой матки в семью всегда может окончиться неудачей. Считают, что пчелы отличают чужую матку по запаху, но дело, видимо, не только в этом. Применяется бесчисленное множество хитростей, имеющих целью обмануть бдительность пчел, однако ни один прием не может еще считаться вполне надежным. Пчелы, бывает, загрызают даже чужие запечатанные маточники, которые пасечник пробует подставить им в гнездо.

Все эти широко известные факты говорят о том, что пчелиная семья испытывает потребность только в своей матке, чужую она решительно отторгает.

И, как многие растения, у которых удаление верхушечной ростовой почки приводит к пробуждению и закладке новых почек в разных местах, семья пчел, потерявшая матку, закладывает обязательно несколько маточников.

Некоторые, заранее предназначенные для роли свищевых маток, но воспитываемые вообще только про запас, на всякий случай, молодые личинки рабочих с этого момента начинают получать питание, положенное маткам. В остальном, жизнь семьи течет по-прежнему, без каких-нибудь заметных изменений.

Бывает и так: матка перестает почему-либо удовлетворять семью (в ряде случаев это, бесспорно, связано с тем, что выделений, слизываемых с ее хитинового тела, не хватает на всю семью), и пчелы закладывают новые мисочки, строят новые маточники, в которых будут выращены новые самки. Одна из них сменит старую.

В свете описанных и других подобных фактов очевидной становится вся ошибочность старых взглядов, согласно которым матка, окруженная всеобщим "почитанием", "поклонением", "почестями" со стороны рабочих пчел, является если не "царицей", то "главой колонки" или, наоборот, "слугой общины".

Если уж требуются аналогии, то они могут быть, пожалуй, такими: пчелиная матка - это живой центр семьи, к которому устремлены потоки питательного молочка и от которого исходят встречные потоки сплачивающего семью маточного вещества, и вместе с тем это точка роста и одновременно "узел кущения" семьи, ее ростовая и плодовая почка.

"Пчелы", Е.Васильева, И.Халифман, Москва, 1981г. (Эврика)

Похожие статьи:

Пчелы → Социальное поведение медоносных пчел

xn--80aeahdxpybbevp5e.xn--p1ai

Идеальная форма жизни: Чужие | Канобу

Идеальная форма жизни: Чужие. - Изображение 1

26 апреля любители фантастики и ужасов отмечают День Чужого, посвященный одним из самых культовых монстров, рожденных киноиндустрией. Мы собрали самые важные факты о празднике, самих ксеноморфах и наиболее надежных способах их уничтожения.

День «Чужого» отмечают 26 апреля 2016 не просто так: в этом году культовому фильму Джеймса Кэмерона «Чужие» исполняется 30 лет, а 04.26 (в США месяц пишут перед датой) совпадает с названием злополучного астероида LV-426, на котором человечество впервые столкнулось с внеземной формой жизни, названной впоследствии ксеноморфами или просто Чужими.

Образ кошмарного пришельца был создан художником и скульптором Гансом Рудольфом Гигером в 1978-м для фильма Ридли Скотта. В 1979 году фильм вышел на экраны и произвел настоящий фурор, до сих пор удерживая престижное 7 место в списке 500 лучших фильмов всех времен и народов по версии IMDb.

Но свой финальный облик Чужие приобрели у Джеймса Кэмерона. Именно он превратил таящийся за переборкой ужас из глубин космоса в нескончаемые орды совершенных охотников, самых приспособленных существ в галактике.

Его версия легла в основу множества комиксов и видеоигр, некоторые из которых стали классикой в своих жанрах. Чего стоит прекрасная серия хоррор-шутеров Aliens Versus Predator (1999), в которой ставшему теперь уже каноничным дуэту Чужого и Хищника противостояли напуганные морпехи суперкорпорации Weyland-Yutani.

Последующими частями занимались небезызвестный Дэвид Финчер и Жан-Пьер Жене, но «Чужой 3» и «Чужой 4» как многие считают, слабее первых двух картин. Позже были два фильма о противостоянии Чужого и Хищника, которые фанаты и критики единогласно назвали провальными. В 2012 году Ридли Скотт вернулся к теме Чужих в «Прометее», но там пришелец был всего один, деформированный и играл далеко не главную роль.

Идеальная форма жизни: Чужие. - Изображение 2

Г.Р. Гигер

Идеальная форма жизни: Чужие. - Изображение 3

Ридли Скотт

Идеальная форма жизни: Чужие. - Изображение 4

Молодой Джеймс Кэмерон

Оригинальное видение Гигера

Виды Чужих: от яйца до Матки

Каждый ксеноморф начинает свою жизнь в виде одного из тысяч кожистых яиц, откладываемых маткой в самой укромной камере улья. Внутри яйца ждет своего часа лицехват (Facehugger), предназначение которой состоит в том, чтобы найти живой «инкубатор» и отложить в него личинку-грудолома (Chestbuster). После этого лицехват умирает, а освобожденная жертва радуется тому, что опасность миновала. Но вскоре личинка созревает и прогрызает себе путь на свободу прямо через грудную клетку, чем и заслужила свое название.

Выбравшись на свободу, новорожденный чужой немедленно скрывается из виду. После этого он постепенно растет, питаясь всем, что может поймать, пока однажды не превращается в классического черного ксеноморфа. Еще на ранг выше стоят Стражи (Praetorians), самые старые и крупные из ксеноморфов, которые охраняют матку от опасности. И над ними всеми стоит матка, огромная и невероятно опасная, которая, подобно пчелиной или муравьиной королеве, непрестанно порождает на свет все новые и новые яйца. 

Гибриды Чужих

Чужие — самые приспособляемые существа в галактике. Этим они обязаны тому, что личинка, которую откладывает Лицехват, адаптируется к внешней среде, перенимая особенности хозяина. Классические ксеноморфы получаются из людей, тогда личинка, захватившая, скажем, тело Хищника, превратится в куда более могущественную тварь. Также за длительную историю расширенной комикс-вселенной Чужих на страницах появлялись самые разные гибриды, генетические эксперименты и просто мутанты, которые зачастую выглядят куда более отталкивающими.

Как уничтожить Чужого?

Убить чужого и избавиться от улья невероятно сложно, но можно. Как правило, для этого нужен бравый отряд космической пехоты, огромное количество взрывчатки и, желательно, пара-тройка логических дыр в сюжете, которые позволят героям прокрасться незамеченными к матке, а потом унести ноги. Ну, или хватит десятка Хищников, которые сами и организовали колонию в качестве охотничьих угодий.

Но чаще всего сражаться с Чужими приходится солдатам корпорации Weyland-Yutani, которых, к тому же, традиционно не предупреждают о том, с чем им предстоит столкнуться. В классический набор снаряжения каждого отряда космической пехоты входит бронированный транспорт, детектор движения и легендарный автомат. Впрочем, с эффективностью огнемета и желтого робота-погрузчика мало кто может поспорить.

За 37 лет своего существования вселенная Чужих прошла огромный путь, превратившись из триллера про инопланетный кошмар на борту буксира «Ностромо» в огромную фантастическую вселенную фильмов, комиксов, книг и видеоигр.

Сейчас Ридли Скотт работает над фильмом «Чужой: Завет», который станет сиквелом «Прометея». Премьера запланирована на август 2017. Также существует проект Нила Бломкампа «Чужой 5», но работа над ним заморожена на неопределенное время.

kanobu.ru

Чужие, фильм Джеймса Кэмерона, как создавали концепты, декорации, модели и спецэффекты

«Я поклялся в студии «Фокс» на пачке «Библий», что сделаю этот фильм с шестью костюмами» Джеймс Кэмерон.

Джеймс Кэмерон (James Cameron) воспользовался вынужденным простоем в работе над «Терминатором», чтобы написать сценарий сиквела к «Чужому». Возвращение на съемочную площадку "Терминатора", в свою очередь, отвлекло его от написания сценария "Чужих". Но студия «20th century Fox» пообещала дождаться его «возвращения» к этой теме после съемок.

Однако все могло пойти и по-другому. Это сегодня мы с вами знаем, что имя Джеймса Кэмерона в титрах фильма означает высокое качество, как сюжета, так и визуала. Тогда, в 1983 году Кэмерон был всего лишь новичком с единственным ужастиком «Пирания 2» за плечами. Ему только предстояло доказать, что он – Художник с большой буквы. Гэйл Энн Херд (Gale Anne Hurd), исполнительный продюсер «Терминатора» и «Чужих», и в то время – супруга Кэмерона, считает, что только успех «Терминатора» проложил Джеймсу дорогу к «Чужим». Если бы он не показал себя тогда, у "Чужих" был бы другой режиссер.

На съемочной площадке в студии "Пайнвуд": Бронетранспортер и десантный катер в доке "Сулако"

Концепт-дизайн и декорации

Джеймс Кэмерон прежде всего пригласил для создания дизайна своего фильма концепт-дизайнера из первой серии – Рона Кобба (Ron Cobb), который делал весьма реалистичный футуристический дизайн. Более того, в его концепте сразу содержалась информация о том, как какую вещь построить и как она работает.

Дизайн Сида Мида

Для создания «Сулако» - судна, на котором летели пехотинцы, и других военных примочек Кэмерон пригласил Сида Мида (Syd Mead). Мид был поклонником фантастического жанра, он прочитал сценарий за ночь, и, пока летел в Лос-Анджелес, прямо в самолете, начал делать наброски. Его первый дизайн для «Сулако» в виде округлого корабля с большой антенной спереди был отклонен, поскольку Кэмерон хотел вытянутую модель, которую можно было бы двигать мимо камеры без изменений фокусной настройки. Тогда Мид сделал второй вариант, больше напоминающий подводную лодку, которую мы и видим на экране.  

Комната с гиперкамерами. Дизайн Сида Мида

Мид же создал дизайн комнаты с гиперкамерами, в которых спали пехотинцы. Каждая  камера стоила 4,3 тысячи долларов, с попракой на бюджет было создано только шесть камер. Несчетное множество этих самых камер создавали, как и принято в кино, с помощью зеркала во всю стену.

Кобб работал вместе с Кэмероном: наброски режиссера художник превращал в концепт-дизайн. Мид творил самостоятельно, делая концепты по описанию в сценарии. Но дизайн всего, что выходило из-под карандаша художника, утверждали сам Джеймс Кэмерон и производственный дизайнер фильма, и одновременно декоратор, Питер Ламонт (Peter Lamont). Последний также отвечал за создание декораций по концептам. Но из-за нехватки времени, ему зачастую приходилось делать часть дизайнов самому.

Матка чужих. Рисунок Джеймса Кэмерона

Во время подготовительного периода к съемкам Кэмерон заполучил оригинальные дизайны Гигера на все элементы расы чужаков: яйцо, фейсхаггера, зародыш и оригинального чужого-бойца. И еще над концептами работал Майкл Бун (Michael Boon).

Пейзаж планетоида. Рисунок Джеймса Кэмерона

Кэмерон собственноручно нарисовал дизайн пейзажа планетоида, опираясь на дизайны Гигера к первому фильму. Режиссер также сам нарисовал концепт-арт самки чужого и ее гнезда с яйцекладом. Мы с вами можем оценить талант Кэмерона, который сохранил эстетику Гигера в дизайнах инопланетных деталей. По его задумке гнездо самки было создано чужими из костей и органического цемента – секреции, которую они выделяли.

Питер Ламонт и Стэн Уинстон (Stan Winston) построили интерьер и экстерьер гнезда. Было важно, чтобы там было достаточно места для съемки чужих со всеми проводами и кабелями, необходимыми для аниматроники.

Кэмерону также принадлежит авторство набросков жертв чужих в коконах. Затем Кэмерону не понравился концепт гидравлического погрузчика, с помощью которого Рипли побеждает матку. Машина, по мнению режиссера, получалась слишком массивной - и он нарисовал эскизы сам. После утверждения общего дизайна погрузчика Кэмерон сделал еще и множество набросков его деталей.

Одной из самых больших декораций для фильма была декорация внутренности военно-десантного корабля. Дизайн корабля и места, где он базируется, а также бронемашина были созданы Сидом Мидом. Марк Харрис (Mark Harris) арендовал гидравлическую выдвижную платформу для работы над созданием этой декорации. Для съемки запуска корабля с пехотинцами точная копия все тойже декорации была сделана в миниатюре. Более того, было сделано три разных модели этого отсека в разном масштабе для разных съемок.

Позже решили, что гидравлическая платформа вполне может сгодиться и для украшения места парковки десантного корабля. На платформу навесили дополнительных деталей. Любопытно, что «Лапа», которую прицепили к ее «руке», изначально использовалась в фильме «Сатурн 3» (1980), позже эта же «лапа» была также прицеплена на одну из машин в сцене у входа в колонию.

Дизайн десантного корабля. Рисунок Кобба по идее Кэмерона

Над моделью самого десантного корабля работали и Кобб, и Мид, но ни одна версия не устроила Кэмерона. Поэтому он сам сконструировал модель и отдал ее Рону Коббу, чтобы тот уже довел дизайн до ума. Кобб сделал не только концепт-арт, но и чертежи. Вместо того, чтобы сначала создать модель, а потом уже строить полноразмерную декорацию, на этот раз работники студии решили создавать их обе одновременно.  Это создало дополнительные трудности – нужно было сделать и большую, и маленькую модели идентичными. После того, как большая модель была закончена, было сделано около десятка маленьких копий, длиной 1,8 метра.

Дизайном оружия занимался опять же сам Джеймс Кэмерон. Были сделаны легкие варианты всех стволов, чтобы актерам было проще таскать их во время съемки.

По сценарию десантный корабль выгружает пехотинцев в бронетранспортере (APC). Рон Кобб нарисовал дизайн такого бронетранспортера, с колесами, позволяющими ему поворачиваться на 360 градусов. Делали его из транспортного средства, которое в аэропорту таскает самолеты по взлетно-посадочным полосам. Машина досталась съемочной группе по случаю: аэропорт Хитроу как раз производил замену инвентаря - получилось относительно дешево. Чтобы уменьшить вес махины - с авто срезали 44 тонны металла! Но даже после этого она весила 28 тонн.

С этим транспортным средством еще нужно было уметь управляться: оно было очень тяжелым и двигалось медленно, но при этом, за счет массы было очень инертным, к тому же у транспорта было четыре ведущих колеса с независимым управлением. В итоге для управления авто на съемках был приглашен его водитель из Хитроу.

Съемку вели с такой скоростью, чтобы при нормальной проекции 24 кадра в секунду, скорость бронетранспортера казалась очень быстрой.

Процесс монтажа модели кислородогенератора

Рон Кобб также отвечал за дизайн колонии поселенцев на планетоиде и кислородогенератор. Он также сделал дизайн компрессионной камеры, которую мы видим в финальной битве между Рипли и маткой чужих.

Для сцен, в которых пехотинцы  выходят из бронетранспортера и входят в пустынную колонию, на студии «Пайнвуд» была построена полноразмерная декорация входа в колонию. Было также построено несколько внутренних помещений колонии, включая медицинскую лабораторию и коридор, в котором несколько раз меняли декорацию, чтобы создать иллюзию множества уровней. Все эти декорации стояли на стойках на высоте почти двух метров над полом студии, чтобы дать возможность чужим появляться и из-под пола.

Полноразмерные интерьеры кислородогенератора были построены на территории заброшенной электростанции недалеко от студии «Пайнвуд». Оттуда перед съемками вывезли довольно много асбеста, поэтому пришлось даже устанавливать датчики, которые показывали уровень асбеста в воздухе.

Спецэффекты

Кэмерон и Херд убедили компанию «20th century Fox» в том, что и спецэффекты необходимо делать параллельно в студии "Пайнвуд", чтобы у них была возможность следить за этим процессом.

Супервайзерами по эффектам были Джон Ричардсон (John Richardson), братья Роберт и Деннис Скотак (Robert&Dennis Skotak), супервайзером по постпродакшену эффектов был Брайан Джонсон (Brian Johnson). Кэмерон уже работал с братьями будучи художником-постановщиком на фильме Роджера Кормана (Roger Corman) «Галактика ужаса», а также на «Терминаторе».

Чужие: на это раз их много

Для создания и реализации чужих Кэмерон позвал на съемки Стэна Уинстона, известного аниматронщика и гримера, с которым только что работал над «Терминатором». Кроме того, Уинстон стал режиссером второй съемочной группы.

В отличие от первого фильма, в "Чужих" фейсхаггеры показаны думающими существами. Опираясь на дизайн Гигера, команда Стэна Уинстона собрала несколько  механических фейсхаггеров, у каждого из которых была своя особая миссия: один прыгал, другой мог ползать по полу, третий - сидеть на трубе, обхватив ее лапами, и так далее. И каждого из них использовали для своей сцены, но, соединив все сцены в одну, можно было видеть, как фейсхаггер ползет, забирается на трубу и прыгает в лицо героине.

Самым сложным оказалось заставить фейсхаггера бежать за Рипли. Но Кэмерон вспомнил механизм, с помощью которого он анимировал летучую рыбу в своем первом фильме «Пирании 2». Джеймс нарисовал строение механизма и отдал рисунок Уинстону. Созданную в итоге модель твари подвесили на леске и перемещали по полу с помощью еще одной лески, которая вращала механизм, приводивший лапы существа в движение. Всем казалось, будто фейсхаггер ползет. Чем быстрее его тянули за леску, тем быстрее двигались лапы. В сценах, где леска была бы слишком видна, снимался другой фейсхаггер, чей механизм приводился в движение кабелем и выносным мотором.

Также было сделано несколько мертвых фейсхаггеров для сцен в лаборатории. Одного из них снабдили двигательным механизмом и выносным приводом. Все трубки и провода механизма вывели сзади через герметичное отверстие так, чтобы камера их не видела.

Фейсхаггеры готовы к атаке

В самом начале атаки фейсхаггеров использовали тварей, которые «умели прыгать». У одного ноги магнитились к металлической стене станции, он сворачивал хвост и отталкивался им от поверхности.

Одним из самым сложных по устройству из всех оказался фейсхаггер, который нападал на Рипли. У него были полностью управляемые ноги (обе фаланги) и хвост, который скручивался и поджимался. Этим фейсхаггером одновременно управляли девять операторов!  Вообще, в сцене нападения снимались три разные куклы. Одна бегала по полу. Вторую снимали спрыгивающей с ножки стола на то место, где была первая. После того, как эту сцену вклеили задом–наперед,  зритель увидел, как фейсхаггер запрыгивает на ножку стола. И третья кукла прыгала в камеру уже с ножки.

Еще один полнофункциональный фейсхаггер со способностью лезть по краю стола был сделан для сцены атаки на Ньют. Для него потребовалось восемь операторов.

Концепт-дизайн мед. лаборатории

Для сцены, в которой пехотинцы перекидывают фейсхаггера прежде, чем расстрелять его, была сделана еще одна тварь с другим механизмом, позволявшим ей двигать ногами в полете. Все эти ухищрения позволили создать на экране иллюзию очень подвижных и активных существ.

И еще один, органический на вид фейсхаггер был создан для сцены препарирования. Актер Ланс Хенриксен очень радовался его натуральному виду.

Декорация мед. лаборатории в студии "Пайнвуд"

Сцена, в которой Рипли снится, что из нее вылезает чужак, снята также, как и подобная сцена в первом «Чужом» - с использованием псевдоторса и Сигурни, находящейся на самом деле под псевдокроватью. Но Кэмерон хотел, чтобы в этот раз зародыши были с руками. Поэтому студия Уинстона сделала аниматронного зародыша, способного активно двигаться и извиваться и наделенного руками, которыми он по задумке и разрывал плоть своего носителя. Интересно, что в первоначальном варианте в «Чужом» у него тоже были ручки, от которых Ридли Скотт потом отказался.

Аниматронную куклу использовали в сцене в гнезде, когда Рипли видит, как зародыш вылезает из одной из жертв. На самом деле было сделано два зародыша – один проделывал дыру в псевдоторсе, а второй – позировал перед камерой после, красуясь уже в дыре, проделанной в копии актрисы. После того, как весь нужный материал отсняли, аниматронного зародыша и копию актрисы сожгли – как и требовалось по сценарию.

Костюмы чужих. Кэмерон сдержал слово - в кадре не появляется больше шести костюмов одновременно

По эскизам Гигера Уинстон и его команда создали несколько костюмов чужих и полностью аниматронных торсов с головой - кукол-марионеток – которые снимались на крупных планах. Мастера студии Уинстона изучили все, что было сделано для первого фильма, и решили, что каждый чужак будет несколько отличаться от собрата, чтобы позволить себе некую художественную свободу и импровизацию. Они изменили также форму рук и количество пальцев у существ.

Верхняя часть головы чужого в первом фильме была прикрыта полупрозрачной маской, но Кэмерон решил, что без нее голова выглядит интереснее. Было создано примерно пятнадцать костюмов для людей и десять аниматронных кукол, хотя больше шести чужаков одновременно в кадре не появляется, как и обещал студии Кэмерон. Частично ими управляли с помощью тросов, а частично – голова и челюсти - по радио. Комбинируя людей и кукол в кадре можно было создать иллюзию абсолютно нечеловеческих движений и поз. Кроме того, некоторые кадры были сняты перевернутой камерой, что создало иллюзию движения по потолку. Костюмы создавались командой кукловодов под руководством Тома Вудраффа (Tom Woodruff) и Джона Розенгранта (John Rosengrant). В раскрашенных костюмах из спандекса выступали танцовщики и каскадеры.

В сцене, когда голова чужого входит в бронетранспортер, Майкл Бин никак не мог попасть дулом в рот монстру. Тогда сняли, как Бин убирает дуло изо рта чудовища. Когда пленку вклеили в обратном порядке, создалась иллюзия того, что он лихо вставляет оружие монстру в рот. Спецэффектиники Уинстона все время хотели подловить Кэмерона на съемке задом-наперед и ехидничали, что в данном случае у него ничего не выйдет – ведь в кадр попадает дождь. На что Кэмерон им ответил, что зритель все равно не увидит, в какую сторону он льет, а увидит только фактуру дождя.

Несколько кукол было сделано  для сбрасывания их с высоты под колеса бронетранспортера. Они принимали нечеловеческие позы по требованию режиссера. Других кукол подвешивали на тросах, чтобы расстрелять. Их тела были наполнены желтой краской, которая разбрызгивалась в момент взрыва. Эффект дымящейся кислоты в сценах с разрывающимися от пуль телами чужаков был сделан с помощью двух разных химикатов, помещенных в отдельные емкости внутри тел. При взрыве емкости разрушались, химикаты смешивались, и давали тот самый химический дым, который требовался.

Матка чужих в процессе сборки

Как уже отмечено выше, дизайн матки чужого сделал сам Джеймс Кэмерон. Он также подробно нарисовал голову и другие анатомические детали. Внутри куклой управляли два оператора – эта система изначально была протестирована на людях: операторов пристегнули друг к другу и подняли на кране. И только потом, когда убедились, что это сработает, Уинстон создал черновой макет тела из пенопласта и черных мусорных пакетов. Матку сконструировали в двух размерах. Кроме большой куклы еще одну в масштабе ¼ для съемок в миниатюрном гнезде. Маленькая матка была полностью аниматронной, и управлялась тросами (около пятидесяти кабелей понадобилось для управления ее сложными движениями). В подходящем для мини-куклы масштабе построили и автопогрузчик (вместе с куклой Рипли), с помощью которого она сражается с маткой в финале фильма. Команда кукловодов под руководством Дага Бесвика (Doug Beswick) полгода работала над созданием этих кукол. Джеймс Кэмерон, Роберт Скотак и Бесвик подробно прошли по сценарию, расписывая, какие движения должна будет делать матка, какой функциональностью  необходимо ее наделить.

Основываясь на этих описаниях, построили внутреннюю конструкцию куклы. Команда Уинстона создала подробную скульптуру внешнего вида куклы по эскизам Кэмерона. После чего была отлита и миниатюрная матка, она была абсолютно идентична большой марионетке даже в раскраске.

Кроме двух операторов внутри куклы, ей понадобилась гидравлическая система для управления движениями тела, шеи, головы и языка. Во время съемок матка висла на кране, которого не было видно в кадре, несмотря на то, что тогда не было возможности удалить кабели и прочие ненужные детали из кадра с помощью компьютера. Все кадры, которые мы видим в фильме, были сняты сразу на пленку без дополнительной обработки позже.

Стэн Уинстон: "Давай мейкап поправим, девочка"

Для съемок крупных планов и разных ракурсов матки было сделано две одинаковые половины куклы с местом для оператора с противоположных сторон.  Вообще, во время съемки большой марионетке требовалось от 14 до 16 операторов единовременно. Одни управляли ногами куклы, другие сидели в ней  - махали конечностями и рулили хвостом, нажимая на педаль в основании бедер куклы. Для более точного управления хвостом потребовались еще люди. Кроме того, еще один хвост, который не был приделан к телу матки, был сделан отдельно. Его оставили для крупных планов. На тот момент это была самая большая аниматронная кукла, которую когда-либо сделала студия Уинстона для кино. Одна главная модель, которая снималась в сценах с людьми, умела делать практически все, что требовалось ей по сценарию.

Съемка миниатюрного гнезда

Сцена, в которой матка откладывает яйца, полностью снималась в миниатюре размером два на четыре метра. Десятки миниатюрных яиц разных размеров были сделаны с помощью вакуум-машины. Кроме того, для полноразмерного гнезда было сделано и множество яиц в натуральную величину. Миниатюрный яйцеклад модели подвесили на деревянные перекрытия над миниатюрой, а управлял процессом откладывания оператор, чья рука находилась в яйцекладе и приклеивала яйца к полу. Из-под пола ему помогал другой кукловод, он тянул яйца снизу, чтобы они не укатывались с места - со стороны это выглядело весьма забавно.

Съемка миниатюрного гнезда: Джеймс Кэмерон и Роберт Скотак

Под моделью работал бойлер, чтобы пар поднимался в нужном направлении, перед камерой разбрызгивали фреон, и это нужно было координировать, когда камера дает панораму кладки. Миниатюрные яйца в яйцекладе двигались с помощью троса. А с помощью зеркала, которое отражало другой участок миниатюры, заслоняли кукловода, чтобы он не попал в кадр. Это была одна из самых сложных миниатюр: слишком много эффектов было одновременно в кадре, и все должно было работать слаженно, как единый механизм.

Продолжение следует...

www.mir3d.ru

Пчеловодство - ПОДСАДКА ЧУЖОЙ МАТКИ

Главная, Технология ухода за пчелами. :В.Г.Кашковский

Известно более 50 способов смены и подсадки маток. Знать, а тем более применять их все нет смысла, так как часто они противоречивы, слишком трудоемки, кроме того, многие из них приводят к снижению продуктивности. Лучше менять маток только на своих. Как это делается, подробно описано в разделе «Смена маток». Но иногда приходится использовать и чужих маток, поэтому их надо уметь подсадить. Чужими матками можно воспользоваться при получении отводок, когда надо заменить матку в слабой семье или заменить больную матку. Враждебное отношение пчел к чужим маткам носит ярко выраженный сезонный характер. Пчелы никогда не убивают подсаживаемую матку в день облета и первую неделю после облета. Легко подсадить ее весной, когда в природе есть взяток. Летом при сильном взятке пчелы тоже легко принимают чужих маток. В конце взятка, в августе и сентябре, пчелы агрессивны к чужим маткам. Очень миролюбивы они к чужим маткам поздней осенью (в октябре, ноябре), когда свернутся в зимний клуб. (Зимой пчелы сидят, плотно прижавшись друг к другу и образуя массу шаровидной формы — клуб.) Хорошо принимают маток отводки с молодыми пчелами.

Старые пчелы (летные) относятся к чужим маткам враждебно. Плодных маток пчелы принимают хорошо, молодых неплодных — плохо. Неплодных маток, только что вышедших из маточников, принимают лучше, чем тех, которые просидели несколько дней в клеточке. Большую роль играет порода пчел. Так, пчелы среднерусской породы хорошо принимают любых маток.

Пчелы карпатской, серой горкой кавказской, итальянской, кубанской пород, дальневосточные очень враждебно относятся к чужим маткам, и к плодным, и к неплодным особенно. Помесные пчелы с любой из перечисленных пород тоже очень враждебно относятся к чужим маткам. В этом случае, прежде чем подсадить матку, необходимо создать семейку (нуклеус) на 2—3 рамки печатного расплода с сидящими на них пчелами. Через 6 ч после организации нуклеуса летные пчелы вернутся в свою семью, а ульевые останутся и почувствуют от- сутствие матки, в это время им и подсаживают матку.

Для этого из нуклеуса вынимают рамку с расплодом и сидящими на ней пчелами и выпускают матку на сот, где сидит много пчел. Если пчелы начнут ее кормить, чистить (они даже заходят на матку, но ведут себя не агрессивно), то рамку с маткой можно будет осторожно поставить на место. Если матка плодная, то она в этот или на другой день начнет откладывать яйца. Через неделю этот нуклеус с нужной вам маткой можно использовать для замены матки в другой семье. Предварительно у семьи отнимают матку. Через 4—6 ч пчелы почувствуют сиротство. Если семья в двухкорпусном улье, то на нее ставят второй или третий корпус и переносят в него все рамки из нуклеуса. Из нижнего корпуса или корпусов к матке переберутся молодые пчелы, и она будет принята. В улье-лежаке гнездо раздвигают на две части и в середину помещают рамки нуклеуса, и матка будет принята, так как ее будут охранять пчелы нуклеуса.

Традиционный способ замены матки при помощи клеточки Бутлерова или Титова применяют таким образом. В кормовое отверстие клеточки аккуратно капают мед, пока оно полностью не заполнится медом, причем края должны быть чистыми. Если края закапаны медом, то надо их выскоблить досуха, иначе матка быстро вымажется и погибнет. После этого в клеточку пускают матку и ставят ее в центр гнезда между сотами с открытым расплодом. Здесь пчелы-кормилицы начинают кормить матку молочком и поддерживается стабильная температура. Через 24 ч проверяют, как пчелы относятся к матке. Если они кормят ее с язычка, то надо матку выпустить; если грызут клеточку, то выпускать нельзя—они обязательно убьют ее. Выпускать можно так: кормовое отделение клеточки (пол) открывают и заклеивают полосочной вощиной; в вощине делают гвоздиком или шилом 3 дырочки и ставят клеточку на место. Пчелы прогрызут вощину и выпустят матку сами. Следует отметить, что чем дольше матка находится в клеточке, тем хуже ее качество. В пересылочных клеточках матка теряет до 30% массы и более. Замечено, что при 5-дневном пребывании маток в клеточках их яйценоскость снижается на 54, а при 10-дневном — на 88 %. Не случайно маток, полученных по почте и подсаженных, пчелы часто меняют сами (тихая смена), поэтому прибегать к этому способу надо как можно реже.

maks-77.ru


Смотрите также