Что такое блуждающая матка? Матка блуждающая


миф и правда, причины и способы лечения

Содержание статьи:

Понятие «блуждающая матка» пришло к нам из очень далекого прошлого и далеких стран. Но не каждый человек сталкивался с ним, поэтому при упоминании подобного выражения у людей возникают самые неожиданные мысли. На самом деле все довольно просто.

Правда и миф о блуждающей матке

Существует множество мифов о матке, которая блуждает, дошедших к нам благодаря рукописям. Хотя это и не совсем легенды, потому что в древности не было современной медицины и врачи не могли правильно диагностировать симптомы. В действительности блуждающий женский орган — это настоящая болезнь, которая возникает не на ровном месте и успешно лечится.

Странные мифы о болезни

Если перевести с древнегреческого языка слово матка, то оно будет означать истерику, именно поэтому в Древней Греции первыми решили истерию назвать «бешенством матки». Естественно, данную болезнь приписывали только женской половине человечества. Что самое удивительное, эту идею перехватил практически весь мир. Под основной причиной возникновения обычной истерики подразумевалась сексуальная неудовлетворенность.

Доктора того времени были уверены, что матка имеет свойство блуждать по всему организму, причиняя боль заболевшей женщине. Даже когда у больной наблюдались удушливые симптомы, врачи утверждали, что в этом виновата матка, пережавшая трахейные пути. Чтобы вылечить пациентку, применялись странные методы, например, заставляли женщину употреблять в пищу всевозможные отвратительные на вкус и запах продукты, а также пить зловонные отвары.

Очень длительный период считалось, что истерившая женщина не кто иная, как колдунья, которую совратил сам дьявол, поэтому пытались изгнать его в церкви. Если же истерическое состояние оставалось, тогда женщину сжигали на костре или заключали в тюремные камеры.

На сегодняшний день такие варварские методы остались в далеком прошлом, врачи разобрались в истинной причине истерик, встречающихся, кстати, у обоих полов. На самом деле во время истерики может появляться сильная головная боль и острая в любой другой части тела. Признаков много, но ни один не связан с болезнью матки. Скорее это психологическое отклонение, которое лечится совершенно по-другому. Матка, которая блуждает, это не что иное, как опущение или, другими словами, выпадение матки.

органы малого тазаНа этой картинке вы видите изображение матки здоровой женщины и страдающей на заболевание

Причины и симптомы опущения

Женская матка представляет собой детородный орган, находящийся в нижней части живота и удерживающийся на связках. Связки можно визуально сравнить с мышцами или обычной резинкой, которая со временем имеет свойство растягиваться. Опущение происходит в основном у пожилых людей, так как причиной этому является возраст. Но и у более молодого поколения возникают подобные проблемы. С чем это связано? Конечно, с тем, что связки ослабевают. Почему это происходит, необходимо знать каждой женщине:

  • Нарушение в тазобедренном дне;
  • Повреждение связок при травме, падении;
  • Разрывы во время родов;
  • Травмы при оперировании;
  • Гормональный дисбаланс;
  • Нарушенный менструальный цикл;
  • Поднятие слишком большого веса;
  • Частые аборты и роды;
  • Различного рода опухоли;
  • Постоянные запоры;
  • Повышенное внутрибрюшное давление.

Более подробней о причинах этого заболевания вы сможете узнать просмотрев это видео:

Самое плохое, что на начальной стадии опущенная матка никаким образом себя не проявляет. Лишь по истечении какого-то времени у больной появляется ощущение тяжести внизу живота, боль в крестце и давление на половые органы. Еще становится невозможным проведение полового акта, так как боли могут сопровождаться выделениями с кровью. Менструальный цикл изменяется ежемесячно, и зачать ребенка не представляется возможным. Из-за этих проблем может возникнуть другая болезнь — энурез, потому что матка непосредственно связана с мочевой системой.

При достижении критической точки матка покрывается язвами и кровоточит, передвигаться без боли практически невозможно. Существует четыре степени проявления болезни:

  1. Матка опускается до уровня влагалища;
  2. Матка при натуживании частично выпадает из половых органов;
  3. Выпадает часть матки и шейки;
  4. Матка выпадает полностью.

Кроме вышеуказанных симптомов у женщины появляется ощущение, что внутри влагалища находится инородное тело, и проявляется слишком частое мочеиспускание. Наряду с опущением матки может выпасть и прямая кишка, поэтому своевременно обращайтесь к гинекологу.

Различные способы лечения

Как лечить пациента, врач определяет исходя из степени заболевания. При первичной стадии назначаются специальные упражнения, способствующие укреплению связок. Если болезнь находится на следующих стадиях, тогда доктора делают либо пластику мышц брюшной полости, либо немного укорачивают связки, либо сшивают их между собой. В самых запущенных случаях врачи удаляют матку.

После выявления болезни необходимо провести дополнительное обследование: анализ и тестирование мочи, урографию и уродинамику. В том случае, если предстоит провести операцию, делают УЗИ, гормональные анализы, мазки, гистероскопию, посев и выскабливание. При первых двух стадиях врачи назначают специальный массаж, упражнения Кегеля и установку пессария на шейку матки.

В упражнения Кегеля входит поэтапное сжатие мышц по определенной программе, а пессарий вставляют в полость влагалища, чтобы это кольцо поддерживало матку на протяжении лечения. Кроме того, существуют специальные тренажеры, электростимуляция и коррекция лазером.

Операция — это самый сложный процесс, после проведения которого могут появиться побочные эффекты. Ведь матка связана со многими внутренними органами. Чтобы не допустить такого состояния, необходимо вовремя проводить профилактику. А начинать можно в юношеском возрасте.

Более подробней об упражнениях Кегеля и операционном вмешательстве вы сможете узнать просмотрев это видео:

Основные способы профилактики

Чтобы в течение жизни не возникали проблемы с опущением матки, каждой девочке начиная с раннего детства нужно заниматься физическими упражнениями, направленными на укрепление мышц. Об этом должны позаботиться родители. Если ребенок страдает периодическими запорами, необходимо их лечить, а не просто давать слабительное. Потому что постоянное натуживание приводит к ослабеванию связок.

Каждая женщина должна знать, что вес, который она может поднимать, не должен превышать 10 кг. Недопустима работа с сильными физическими нагрузками. Конечно, на связки, удерживающие матку, влияет количество родовых действий и то, как протекает непосредственно беременность. Ведь не зря гинекологи советуют больше двигаться и не набирать лишний вес. Желательно научиться делать упражнения Кегеля, так как они отлично подтягивают мышцы и связки.

В связи с тем, что во время родов немного нарушаются внутренние органы женщины, просто необходимо их восстановить. Для этого сразу после выписки из роддома нужно начинать заниматься гимнастикой для укрепления тазового дна и брюшного пресса. Конечно, если роды прошли благополучно, но в любом случае необходимо посоветоваться с врачом.

загрузка...

netmiome.ru

БЛУЖДАЮЩАЯ МАТКА - gvardei

Напомню, что греческое ὑστέρα суть «матка», отсюда «истерия», «истерика». Древние весьма своеобычно относились к этому женскому внутреннему органу. В частности, Платон в своём знаменитом диалоге «Тимей» вообще разошёлся не на шутку: «У женщин та их часть, что именуется маткой, есть не что иное, как поселившийся внутри них зверь, исполненный детородного вожделения, когда зверь этот в поре, а ему долго нет случая зачать, он приходит в бешенство, блуждает по всему телу, стесняет дыхательные пути и не даёт женщине вздохнуть, доводя её до последней крайности и до всевозможных недугов». Вот ведь дела! Матка, блуждающая по всему телу так, как ей, видите ли, заблагорассудится! А ведь должна на месте пребывать и жить, как ей пристало… Вместо того же Гиппократ достаточно подробно описует странствия матки. Скажем, занесёт её в предреберье, так сразу затруднённое дыхание, комок в горле… А если в голову залезет, - боли в области глаз и носа, невыносимая сонливость…*Сии маточные упражнения следовало категорически пресечь; для этого была разработана презабавнейшая терапия, суть которой не изменилась с времён Древнего Египта (папирус Эберса) вплоть до начала 20 века (!!!). А суть такова: чтобы матка вернулась на своё место, надо окуривать женские половые органы всяческими приятственными благовониями, и одновременно кормить или давать вдыхать женщине разную дрянь. Например, дёготь, пивную гущу, и вообще, всё, что отвратительно на вкус и запах. Матка, она понюхает-попробует всю эту гадость, и вниз попросится, тем более, там очень вкусно пахнет сосновой смолой, смешанной с сухими мужскими экскрементами. То есть чистой воды шантаж и вымогательство – не вернёшься на место, будет тебе бяка. Вернёшься, – будут тебе всяческие ароматические радости… Терапия попроще, - вызывание приступа чихания: глядь, от чиха матка сама и упадёт, куда надо…*(Да, конечно, весьма странное для нашего времени и сознания представление о том, что наши внутренние органы обладают какой-никакой СВОЕЮ сущностью, интенциями, и даже способностью принимать какие-то решения… Но так ли уж всё это странно? Мало ли медикам известно дисфункций организма, объяснить которые не в состоянии вообще никто?..)*Да и вообще. В любом языке мира есть масса указаний на то, что наши органы и члены вполне мобильны и подчас действительно творят всё, что им приходит… куда-то там… Вот, например:«ГДЕ БЫЛИ ТВОИ ГЛАЗА?!» Можно, конечно, отнестись к этой фразе, как к фигуре речи, но если попытаться понять её буквально, так и представляется, как глаза человека произвольно перемещаются по всей поверхности тела, а то и внутрь удалятся, выглядывая там чего то…«ОДНА НОГА ЗДЕСЬ, ДРУГАЯ ТАМ!» Не вполне ясно, конечно, где именно «здесь» и где именно «там». Но предельно ясно, что и нашим ногам свойственен волюнтаризм, выражающийся в перемещении туда-сюда: то из подмышки высунется, то, скажем, на затылке проявится…Хрестоматийное «СЕРДЦЕ В ПЯТКИ УШЛО»… Не стоит и комментариев. Кстати, перед хирургическими операциями на сердце нелишне было бы загонять его в пятку, - мне кажется, в этом случае оперативное вмешательство намного менее трудоёмко и чревато…И, наконец, знаменитая вульгарная угроза «Я ТЕБЕ, ГАД, ГЛАЗ НА ЖОПУ НАТЯНУ!» Ведь дураку ясно, что пределах общепринятой физиологии эта угроза практически неисполнима. Только лишь если допустить, что либо глаз, либо анус приблизились друг к другу на некое приемлемое расстояние, тогда уж конечно, да, возможно, исполнимо…*Создаётся впечатление, что большинство людей не замечают подобного рода перемещений: как говорится, «глаз замылился». Ведь, право, узнаём же мы человека, переживающего тягчайшее утреннее похмелье, хотя уж у него-то, - где глаза, где нос, где уши, один чёрт разберёт… Есть, конечно, некое число избранных, для которых все эти путешествия органов и членов не являются «закрытой книгою». Взять того же Пабло Пикассо: он видел мир таковым, каковым он является в действительности, и силами своего художественного гения переносил это видение на полотна.(кликнуть, и она станет чуть больше)*В принципе, должно быть, и нам никто не мешает увидеть этот мир, как говорится, без прикрас, однако та «культурная надстройка», которая довлеет в сознании каждого из нас, категорически препятствует тому. Что же. Как говорится, «это наш выбор».

ГЦ

gvardei.livejournal.com

Женская истерия,бешенство матки и первые вибраторы.

ИСТЕРИЯ, психическое расстройство, характеризующееся утратой или изменением каких-либо телесных функций, например зрения, слуха или речи, без органических (физических) причин для возникновения этих симптомов. В современной классификации подобные состояния обозначаются как конверсионные расстройства.Бешенство матки — понятие, имеющее народные корни, но в истории медицины встречаемое под другими названиями: нимфомания, истерия, гиперсексуальность. В зарубежной литературе данное понятие более известно как «Female hysteria» («Женская истерия»). В ряду этих явлений находится так называемое «кликушество», под которым подразумевается странное поведение женщин, которые впадают в истерический припадок, при этом корчась и неистово крича.

Понятие «истерия» возникло в Древней Греции и происходит от греческого слова «матка». Гиппократ предполагал, что матка блуждает по телу в поисках влажности.Не обошел эту тему и Платон. Вот что он писал: «У женщин та их часть, что именуется маткой, или утробой, есть не что иное, как поселившийся внутри них зверь, исполненный детородного вожделения; когда зверь этот в поре, а ему долго нет случая зачать, он приходит в бешенство, рыщет по всему телу, стесняет дыхательные пути и не дает женщине вздохнуть, доводя ее до последней крайности и до всевозможных недугов, пока наконец женское вожделение и мужской эрос не сведут чету вместе и не снимут как бы урожай с деревьев».

Dr. Philippe Pinel at the Salpetriere

Продолжатель дела Гиппократа, римский Авл Корнелий Цельс (1 в. до н.э.-1 в. н.э.), в труде «De medicina» называет истерию «злокачественной болезнью матки» и к прописанному своим предшественником лечению добавляет кровопускания.Пожалуй, светом разума в темном вопросе лечения женской истерии оказалось мнение Сорана Эфесского (1—2 век), который предположил, что матка – не животное, по организму блуждать не может, а может сжиматься и опускаться, и причиной таких отклонений от нормы, как показывала его лечебная практика, может быть либо недостаточность (или полное отсутствие) половой жизни, либо нездоровая психика.

Реклама электро-манипулятора

Египтяне считали, что в результате таких перемещений матка оказывала давление на другие органы – вплоть до пережимания трахей, отчего затруднялось дыхание и организм чувствовал себя нехорошо, а связаны эти перемещения были с тем, что матка «голодала», причем в буквальном смысле, и двигалась в поисках «еды». Чтобы вылечить женщину, матку нужно было накормить и вернуть в её исходное положение. Делали это египтяне, как умели – они окуривали приятными благовониями женские половые органы, как бы приманивая матку, и одновременно заставляли больную глотать всякие гнусные отвары, чтобы их мерзкий вкус матку от горла отпугивал. Таким образом, истерия веками считалась исключительно женской болезнью. Длительное время, практически с 5 века, женские расстройства считались не болезнями, а признаками колдовства и подлежали лечению церковной инквизицией, которая была убеждена, что «колдуньи» были соблазнены дьяволом и заключили с ним союз, то есть стали еретичками. А еретичек нужно или в тюрьму сажать, или жечь на костре. Ни к тому, ни к другому женщины не стремились, а потому это время стало еще и временем расцвета экзорцизма (изгнания из одержимых дьявола с помощью молитв и заклинаний).

Excitateur vulvo-uterin (1883)Vaginal electrode (1903)

Непрекращающиеся процессы над еретичками стали причиной мифа о создании секты колдуний, поклоняющихся дьяволу. В 1484 году папа Иннокентий VIII издал регуляр, в соответствии с которым нужно было выслеживать и уничтожать колдуний, членов этой еретической секты. Еще через два года увидит свет творение немецких инквизиторов «Молот ведьм», и костры запылают еще жарче.Возврат к медицинским взглядам на истерию произошел в 16 веке. Как-то одновременно французские, итальянские и другие европейские врачи предложили не бороться с ведьмами, а лечить их, поскольку истерия – это болезнь, со своими симптомами и течением, и по-разному, но всё-таки связывали её с болезнями матки, кто как себе это представлял. Только Парацельс утверждал, причина истерии не блуждающая матка, а психические расстройства, на что большинство медиков ему отвечали: «Ну, так, а что по-вашему мнению является причиной психических расстройств у женщин? А-а-а, вот то-то, та же самая нездоровая матка». И врачи кинулись изучать старые труды Авиценны и Галена, которые советовали массировать половые органы больной до достижения ею пароксизма. «Это больно, это неприятно, - писал Гален, - но только сначала. Достигнув пароксизма женщина испытает удовольствие, и одновременно освободится от того зла, которое накопилась в ней». «Заниматься самомассажем женщина не должна, - писал Авиценна, - это работа для врача, или, в крайнем случае, мужа».

Столы с вибратором

Лечение женской истерии довольно долгое время выглядело примерно так: дама приходила к врачу, и он или медицинская сестра массировали ей половые органы, пока она не испытывали оргазмическое освобождение от «накопившегося зла». Лечение длилось годами, сеансы приходилось посещать по нескольку раз в неделю, и это была непростая работа для доктора – на некоторых из истеричных дам приходилось тратить по часу рабочего времени до достижению ею оргазма.Для облегчения нелегкого труда врачей было изобретено специальное устройство – труба, из которой лилась довольно сильная струя теплой воды. Но в каждом кабинете такую, кстати сказать, довольно недешевую, установку не поставить, и истеричные дамы дружно поехали «на воды». Их популярность объяснялась тем, что именно там устанавливались такие агрегаты для женщин, не испытывающих регулярных оргазмов в собственной спальне.

Гинеколог Дайно-Роддинг рекомендовал женщинам, не удовлетворяемым в браке, поездки в поездах, кресла-качалки или катание на лошади. И уж если поезд на 2.20 от Тутинга не справлялся с задачей, выход был только один – идти к врачу. На тот момент медицинское сообщество сходилось во мнении, что около 75% всех женщин больны «истерией», которая, являясь хроническим заболеванием, может только временно отступать, но не исчезать совсем. И поэтому назрела необходимость изобретения дешевых и легких устройств. В середине 1870-х разрабатывались возможности применения паровых двигателей. Изобретенный в те годы «Манипулятор» представлял собой стол с вырезанным по форме женского таза отверстием и вибрирующую сферу, приводимую в действие паровым двигателем и непосредственно вызывающую оргазм. Но поскольку этот метод предполагал использование воды, он был неприемлем для врачебных кабинетов.

Поездка на лошади в домашних условияхВибро-массажер 1900-х годов

Усилия врачей-массажистов 19 века были, в основном, сосредоточены на внешних половых органах женщины, поскольку мораль того времени претензий к струе воды не имела, но вот проникновение во влагалище женщины даже расширителем уже относила к виду измены. А потому усилия изобретателей не были нацелены на создание механического вибратора, хотя, конечно же, они были, и не только для клиторального массажа, чего официальная медицина не поддерживала. В середине 1870-х был придуман вибратор, работающий на паровом двигателе, но настоящую революцию в лечении истерии произвело изобретение в 1880 году электромеханического вибратора британским врачом Weiss, с его помощью вожделенного оргазма дамы достигали легко, без поездки на дорогостоящие водные курорты и всего за 10 минут. Конструкция такого кресла была всё еще сложной и громоздкой, но дело было сделано, к тому же, вибратор Вейса производил - 1000-7000 колебаний в минуту.

Вибратор на батарейке 1914 года

Между тем, врачи, как и Авиценна, не переставали предостерегать женщин от самомассажа - мастурбации, которую называли основной причиной трудных родов.Выдающийся французский специалист по женской истерии, Жан-Мартен Шарко (1825—1893) был прекрасным медиком, удивительным, собирающим полные аудитории слушателей, лектором, не только изобретателем разного рода расслабляющих и стимулирующих струйных душей, которыми по сей день оснащены большинство водных массажных кабинетов, но и тем человеком, который на основе своей богатейшей практики сделал несколько принципиальных выводов. Во-первых, что истерией могут страдать не только женщины, но и мужчины, и добился возможности принимать у себя в больнице также и мужчин. Результат его исследований подтвердил его догадки.Во-вторых, сумел доказать, что природа истерий далеко не всегда связана с сексуальными расстройствами, и лечить их нужно иначе. А сексуальные расстройства, которыми, кстати, женщины страдают в три раза чаще, чем мужчины – их тоже нужно лечить, но именно как сексуальные расстройства.

Сеанс доктора Шарко

В ответ на мужские истерии изобретатели вибраторов объявили и мужской самомассаж – мастурбацию делом вредным, между делом изобрели устройство, ограничивающее возможности этого опасного мероприятия, а следом создали и прибор, который поможет любому мужчине «снять напряжение» в кабинете врача.В 1885 году у Шарко четыре месяца стажировался Зигмунд Фрейд, который потом всю свою жизнь считал себя его учеником. Но, когда Фрейд вслед за Шарко заговорил уже в Германии о мужских истериях, коллеги-медики подняли его на смех: «О, боже! Матка у мужчин? Немыслимо»… И это в то время, когда бдительные изобретатели и продавцы их изобретений не дремали, производя свои антиистерические агрегаты.Насмешки Фрейда не остановили, и в 1905 году он еще раз поразил своих коллег, заявив, что как практикующий врач может утверждать, что у женщин бывает два вида оргазма – клиторальный и вагинальный.

Вибратор 1900 года

К этому времени уже была запатентована электрическая швейная машинка и еще не изобретен электрический утюг. И уже несколько лет во многих аптеках можно было купить электрические «массажеры для снятия напряжения», запатентованные Hamilton Beach of Racine, Wis., в 1902 году, которыми предлагалось массировать все части тела, какие только были напряжены – шею, позвоночник и так далее.Краснеющие щечки и блестящие глазки женщин на рекламных картинках явно свидетельствовали, какое именно место было до массажа напряжено больше других. Такой массаж считался вполне естественным – разве не естественно лечиться, хотя бы и от истерии. Те, кто не тратился на покупку личного массажера, могли посещать Процедурный Театр, где нужно было лечь на один из двух параллельно друг другу стоящих длинных столов, над которыми с потолка свисали большие электрические вибраторы. Десять минут – напряжение снято, и на столы уже укладывается следующая партия женщин, которые не хотят страдать истерией.

Вибратор с насадками

Продажи росли, заказать такой вибратор по почте было вполне обычным делом. Лечение. Просто лечение. В 1917 году в американских домах было больше вибраторов, чем тостеров. Они были разных форм, цветов и качества, даже в комплект к насадкам для пылесоса предлагалась насадка для достижения оргазма!Но дело массовой борьбы с истерией подкосил синематограф. В 1920-х по синематеатрам мира прошел эротический фильм «История монахини», в котором монахиню сыграла жена популярного культуриста тех лет, Vic Tanney. Подглядывающий в замочную скважину за монашкой мужчина вместе со зрителями убедился, что вибратор нужен женщинам вовсе не для лечения, а для того, чтобы получать удовольствие без мужчин.

Устройство для мужчин

Женщинам такое раскрытые их тайны не понравилось, мужчинам не понравилось, что изменять им можно не только с другим мужчиной, и, хотя сам по себе вибратор никуда не исчез, и конструкторы продолжали его усовершенствовать, но из рекламы и аптек он пропал. Оставалось тихо и в тайне даже от соседей заказывать по почтовым каталогам дрянного качества вибраторы с питанием от батареек, окрашенных в цвета, от которых волосы по всему телу вставали дыбом: сушеной апельсиновой корки, шкурки авокадо или пафосного золота.Пуританское игнорирование существования вибратора окончательно закончилось в середине 1960-х, когда сексуальное удовлетворение следовало получать от всего, что могло обеспечить это удовлетворение. Пользуясь моментом, врачи открыто смогли рекомендовать вибраторы для снятия сексуального напряжения.

http://en.wikipedia.org/wiki/Female_hysteria

http://19thcentury.wordpress.com/20...emale-hysteria/

http://scribalterror.blogs.com/scri...eedee_vibr.html

http://www.beauty-code.ru/articles_11_753.html

http://www.mum.org/peopcomk

eleonorar.livejournal.com

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Истерия››

21 ДРЕВНИЙ МИР

Существенную роль в развитии концепции истерии сыграли взгляды врачей Древнего Египта, о которых нам известно благодаря папирусу из Кахун (около 1900 г. до н. э.), а также самому знаменитому документу египетской медицины — папирусу Эберса (1700 г. до н.э.). Папирус из Кахун содержит отрывки трактата о болезнях матки, в котором описаны болезненные состояния и эмоционально неуравновешенное поведение женщин, приписываемое в то время изменениям положения матки (так называемая блуждающая матка). Сохранилось также описание симптомов (большинство из них идентично клинической картине истерических расстройств, представленных в современных учебниках психиатрии), диагностики и лечения. В то время считали, что определенные нарушения связаны с «голодом» матки (понимаемым дословно) или ее перемещением вверх, вызывающим сдавление других внутренних органов. Блуждающую матку считали подвижным, живым и независимым организмом, и потому усилия египетских врачей были направлены на то, чтобы этот орган «накормить» и вернуть его в прежнее положение. Для этой цели половые органы женщин окуривали дорогими, приятно пахнущими веществами, рекомендуя одновременно принимать внутрь или вдыхать средства отвратительного вкуса и резкого, неприятного запаха. Тогда считали, что только привлекая матку благовониями и отвращая ее от верхней части тела зловонными веществами, можно вернуть ее на прежнее место. Следует подчеркнуть, что этот вид терапии сохранился до начала XX века [Sollmann, 1918].

Терапевтические методы при истерических расстройствах широко обсуждаются в разделе «Женские болезни» папируса Эберса: рекомендуется принимать внутрь деготь и пивную гущу (из-за их отвратительного вкуса), смазывать конечности и «больные места» мазью, состоящей из сухих экскрементов, увлажненных пивом [Veith, 1965], и т. п. Кроме того, для привлечения матки в прежнее положение применяли ароматические вещества, например, смазывали половые губы «желтой охрой со свежей миррой», окуривали женщин сосновой смолой, смешанной с сухими мужскими экскрементами, или советовали им сидеть на полотняных валиках, пропитанных настоем сосновых опилок. Если лечение было неэффективным, то женщин иногда окуривали, сжигая на древесном угле восковую фигурку ибиса, символизирующую То-та — египетского бога, являвшегося также покровителем магии. Обращение к магии и сверхъестественным силам было элементом, характерным лишь для более позднего периода Древнего Египта, а в период создания указанных папирусов в медицине господствовал рационализм. Именно в рационалистической египетской медицине черпали знания греческие врачи.

Греки восприняли из Египта взгляды на истерию. Египтяне дали точное описание расстройств, а Гиппократ — название «истерия» (от греч. hystera — матка). Патогенное влияние (хотя и не исключительное) недостаточной половой активности на эмоциональное равновесие у женщин отмечали еще египетские врачи, но только греки стали официально признавать сексуальную этиологию истерии. Это нашло отражение и у Платона: «… у женщин та их часть, что именуется маткой, или утробой, есть не что иное, как поселившийся внутри них зверь, исполненный детородного вожделения; когда зверь этот в поре, а ему долго нет случая зачать, он приходит в бешенство, рыщет по всему телу, стесняет дыхательные пути и не дает женщине вздохнуть, доводя ее до последней крайности и до всевозможных недугов, пока наконец женское вожделение и мужской эрос не сведут чету вместе и не снимут как бы урожай с деревьев…»

Гиппократ также считал, что слишком длительное половое воздержание ведет к органическим изменениям матки, которая высыхает, теряет свою массу, в связи с чем блуждает по телу в поисках влаги. В зависимости от ее нового местоположения появляются различные болезненные симптомы. Перемещение матки в подреберье вызывает затруднение дыхания, симптом истерического «комка» и судороги, похожие на эпилептические припадки. Когда матка перемещалась еще выше, в область сердца, больная ощущала страх, сердечные спазмы и позывы на рвоту. Если матка приближалась к печени, больная теряла голос, скрежетала зубами, цвет лица становился пепельным [Vieth, 1965]. Локализация матки в бедрах вызывала ощущение опухоли в боку, а ее путешествие до самой головы — боли в области глаз и носа, тяжесть в голове, болезненную сонливость. Кроме симптомов, специфичных для определенного положения матки, ее перемещение всегда вызывало дрожь, повышенную потливость и судороги. Крайне редким считалось перемещение матки в направлении ног и стоп, проявляющееся сильными болями в конечностях и в области крестца, а иногда парезом и параличом. Следует подчеркнуть, что Гиппократ первым описал истерическую афонию (у жены Полемарха).

Методы лечения, применяемые Гиппократом, в основном сходны с описанными в египетских папирусах. Они также основывались на приеме и ингаляции ароматических и зловонных веществ с целью вернуть матку в нормальное положение. Однако лечение женщин, не живших половой жизнью, проводилось иначе, чем, например, вдов. В случае, если больная была вдовой, она непосредственно после истерического припадка получала сильное слабительное, затем ослиное молоко. Потом ее половые органы окуривали благовониями, вводили влагалищное кольцо, которое должно было удерживать матку в правильном положении, а на следующий день его заменяли кольцом с горьким миндалем. Через 2 дня проводили ароматическое спринцевание влагалища, на следующий день вводили кольцо, пропитанное мятой, затем снова проводили окуривание. У девиц не предпринимали никаких лечебных мероприятий. В основном они получали касторовое масло в вине натощак или можжевеловое вино с эфиопским тмином. Женщину купали в горячей воде, которую она затем должна была пить [Veith, 1965]. Рекомендовали вызывать приступы чиханья, что должно было привести к возвращению матки на свое место. Наилучшим методом терапии по отношению как к вдовам, так и к девицам считалось замужество и беременность. Такого рода советы, к сожалению, дают и сегодня некоторые врачи, особенно гинекологи, не знающие сущности истерических расстройств.

Гиппократ подчеркивал важную роль дифференцирования истерии и эпилепсии, которую он считал болезнью мозга, требующей совсем других способов лечения. При обследовании врач нажимал пальцами на живот больной и, если она чувствовала давление, диагностировал расстройства истерического происхождения; если же больная не ощущала давления, считал, что она, вероятно, страдает эпилепсией.

Пропагандируемые Гиппократом и, его современниками— просвещенными греческими врачами рациональные методы лечения часто были малоэффективны при определенных истерических расстройствах Поэтому больные стали искать помощь у богов и ожидали исцеления в храмах Асклепия, греческого бога врачевания, мифологического сына Аполлона и нимфы Корониды. В IV в. до н. э. в Греции было около 300 таких храмов, в которых больные подвергались мистическим и ритуальным процедурам, основанным главным образом на внушении Там оказывали помощь лицам с истерической слепотой, афонией и параличами [Edelstein, Edelstein, 1945].

В Древнем Риме взгляды Гиппократа выражал в своих трудах («De medicina») Авл Корнелий Цельс, живший в I веке до н. э. — в I веке н. э Однако он пользовался не понятием «истерия», а определением «злокачественная болезнь матки» [Albutt, 1921]. Он предлагал такие же методы лечения, как «Corpus Hippocraticum», единственным терапевтическим новшеством было применение во время истерического судорожного припадка кровопускания

Аретей Каппадокийский (около II века н. э.) дал исторический обзор взглядов на истерию, которую он считал хроническим заболеванием, проявляющимся у молодых женщин. Он отрицал предрасположенность девиц и вдов к истерическим симптомам. Он наблюдал появление у женщин истерической кататонии («замирание и потеря речи»), которая, по его мнению, не была связана с блужданием матки. Поэтому он счел, что такие же симптомы могут возникнуть и у мужчин. Он очень подробно описал расстройство, известное в более поздней литературе как истерический судорожный припадок. В терапевтических рекомендациях он ничем не отличался от своих предшественников, хотя при приступах судорог предпочитал средства, вызывающие чиханье, или вдыхание запаха «старой мочи» [Adams, 1856].

Греко-римские врачи были, собственно, эпигонами египетской медицины. Только Соран Эфесский (I—II век н. э.) внес свой оригинальный вклад в концепцию истерии. Самый выдающийся акушер-гинеколог древности, представитель так называемой методической школы в медицине (основанной главным образом на атомистических взглядах Демокрита), он много места в своих работах уделил истерии. Так, он обратил внимание на большое значение психической зрелости («разума и воображения») для начала половой жизни и на роль отсутствия половых сношений в опущении, но не в блуждании матки [Vaith, 1965]. Он утверждал, что матка — это не подвижное животное, как верили его предшественники, а внутренний орган у женщин, способный изменять свое положение. Причиной истерических симптомов он считал не блуждание, а «сжимание» матки, которое вызывало «сжатие» всего тела и как следствие удушье, афонию и приступ «бесчувствия». Появлению этих симптомов обычно предшествуют аменорея, преждевременные роды, частые выкидыши, «долгое вдовство» и т. п. Истерический судорожный припадок отличается быстрым исчезновением, а способность помнить его течение отличает лиц, страдающих истерией, от больных эпилепсией. По рекомендациям Сорана при истерическом припадке больную следует уложить в постель, расположенную в теплой и не слишком освещенной комнате, и затем выводить ее из беспамятства посредством легких движений и теплых компрессов, которые, кроме того, уменьшают «сжатие» и приносят облегчение. Если не восстанавливается словесный контакт с больной, следует смазать ей лобок и паховые области душистым оливковым маслом. Припадки судорог Соран причислял к острой форме истерии При хронической истерии он советовал сосредоточиться на профилактике в межприступные периоды с тем, чтобы возможно дольше сохранить состояние ремиссии. С этой целью больная должна была заниматься гимнастикой, много гулять, громко читать и упражнять голос (для предотвращения возможной истерической афонии), принимать ванны и разнообразную пищу.

Соран лечил в соответствии с правилом методической школы — contraria contrariis curantur (противоположное лечи противоположным —Примеч. ред.), но в то же время ценил девиз similia similibus curantur (подобное лечи подобным.— Примеч. ред.) и потому симптомы истерического удушья и рвоты пытался ликвидировать, назначая средства, вызывающие идентичные симптомы (например, применение морозника белоцветного вызывало резкие приступы поперхивания). Методы лечения, заключающиеся в применении зловонных и душистых препаратов, он считал неправильными. Он критиковал также методы лечения, предлагаемые другими известными врачами, например, Диоклом (сдавление в области эпигастрия) или Асклепиадом (тугое бинтование живота, громкие крики и нюхание уксуса).

Гален (129—199 гг. н. э.), так же как Соран, отвергал мнение о способности матки блуждать, но в то же время связывал истерию с этим органом [Sarton, 1954]. Истерия якобы являлась следствием конкретных соматических изменений в матке. По Галену, аналогичные мужскому семени выделения образуются и в матке, и задержка этой жидкости, так же как и аменорея, может привести к «порче крови, охлаждению тела и, возможно, к раздражению нервов, которые вызывают истерический припадок» [Cesbron, 1909, с. 42]. Гален основывал свою теорию «задержки семени» на наблюдении больной, которая с тех пор, как овдовела, стала страдать припадками истерических судорог. После вторичного замужества припадки полностью исчезли и появились вновь, когда больная снова овдовела. На основании наблюдаемой связи между половым воздержанием и припадками Гален пришел к выводу, что причина истерии — «задержка семени». Логическим продолжением таких взглядов было предположение, что отсутствие половой жизни вызывает появление истерических симптомов и у мужчин. Признание существования истерии у мужчин следует считать самой большой заслугой Галена в данной области.

Он подчеркивал также изменчивость, разнородность форм и внезапность появления истерических симптомов и выделил три клинические формы истерии: 1) потеря сознания и неподвижность; 2) обмороки, сочетающиеся со слабостью и удушьем, но без потери сознания; 3) спастические парезы конечностей. Терапия сводилась к теплым спринцеваниям влагалища и раздражению пальцами половых органов, что должно было побудить матку к выделению своеобразного семени [Cesbron, 1909].

Во II и III веках н. э. наблюдается отчетливое влияние мистицизма и религии на медицину, что проявляется главным образом обращением за помощью вновь в храмы Асклепия и появлением веры в демонов как в причину всяческих болезней и несчастий. Отказ от многочисленных богов и возврат к древним верованиям в злых духов стали для эллинистического общества шагом назад и одновременно почвой для развития монотеизма. Отсюда относительно быстрое восприятие убеждений, принесенных христианской религией, и довольно долгий период поклонения Христу как врачевателю тела и духа по примеру Асклепия (Эскулапа). Слияние языческих и христианских идей формировало взгляды на истерию. Радикальная перемена точки зрения на истерию и ее лечение наступила под влиянием произведений и деятельности св. Августина (354—430 гг. н. э.), который на многие столетия привил миру демонологическую концепцию соматических заболеваний и психических расстройств.

Упор на ведущую роль половых факторов в этиологии истерии, ярче всего проявляющийся в теории Галена, подчеркивающей патогенетическое значение длительного полового воздержания, явно противоречил христианским образцам добродетели, понимаемой в категориях сексуального воздержания. Решение этой дилеммы нашел св. Августин, дополнивший чисто физиологическое отношение древних греков и римлян к половому акту элементом эротизма, а затем резко разделивший естественную, служащую для продолжения рода, функцию половых сношений и чувственное удовольствие. С этого момента безгрешным и оправданным становится половое сношение, предпринимаемое лишь исключительно с целью продолжения рода, а каждое сношение, целью которого было чувственное удовольствие, становилось греховным. По св. Августину, любая чувственность исходит от безбожных духов, соответствующих злым демонам (божествам низшего ранга) языческих верований. Это ночные оборотни, нападающие ночью и принуждающие к сожитию женщин (так называемые инкубы, т. е. демоны мужского пола) и мужчин (так называемые суккубы, т. е. демоны женского пола), приводя их таким образом к одержимости. Одержимость демонами проявлялась прежде всего внезапными расстройствами поведения (например, истерическими припадками) и внезапной утратой зрения, голоса, речи и т. п. Симптомы истерической слепоты, афонии (или немоты) или приступов судорог могут быть излечены исключительно с помощью чудес, творимых во имя Христа. Быстрое исчезновение истерических расстройств укрепляло веру в силу чудесных исцелений. Следует подчеркнуть, что св. Августин не отличал соматических болезней и психических расстройств, в том числе, конечно, истерии от состояния одержимости [Veith, 1965], так как считал все болезни человека выражением зла, присущего его природе.

Хотя св. Августин и не писал конкретно об истерии, его взгляды основательно изменили общую точку зрения на эту болезнь, особенно на методы ее лечения, а также полностью преобразили отношение общества к людям, пораженным этим недугом. С этого времени к больным с истерическими расстройствами перестали относиться как к лицам, подверженным эмоциональным потребностям и физическому страданию, а стали считать, что они одержимы дьяволом, заколдованы в союзе с дьяволом и даже принадлежат к числу еретиков. Именно эта идея св. Августина в дальнейшем будет вдохновлять на массовые преступления, совершенные в период многовековой «охоты на ведьм» и составившие одну из самых черных страниц истории человечества.

ncpz.ru

болезнь или характер? Симптомы, лечение. Видео

Выражение "закатить истерику" мы употребляем часто, подразумевая под ним слишком импульсивное проявление эмоций со слезами, криками и даже иногда битьем посуды. Что же такое истерика — болезнь или обычная поведенческая распущенность?

Истерия как болезнь

Надо разделять понятие "истерии" как заболевания и бытовой "истерики" как нарочитой "актерской" сцены. Это не одно и то же.

Что такое истерия?

Истерия - психосоматическое невротическое заболевание. Истерия характерна, кроме патологического демонстративного выражения своих эмоций (смех, крики, слезы, всхлипы) и другими симптомами истерии, такими как спазмы, припадки, головные боли, помрачения сознания, судороги, и даже слепота и глухота после особенно сильного припадка истерии.

Истерия - дурной нрав или недуг?

Нередко симптомы истерии сопряжены с другими психопатическими проявлениями: фобиями, неприязнью к каким-либо цветам, цифрам, уверенностью в заговоре против себя. Истерией разной степени тяжести (самая тяжелая из них — истерическая психопатия) страдают около 8 % населения планеты. Истерические припадки таких людей — это проявления серьезной болезни, а вовсе не спектакль. Как правило, первые признаки истерического невроза проявляются в детстве, поэтому родителям таких детей, которые излишне бурно, истерически реагируют на события, выгибаясь дугой и надсадно крича, следует обязательно показать их детскому невропатологу. Последнее - это признаки и симптомы истерического припадка у детей.

Застенчивый ребенок - потенциальный наркоман

Иногда при истерии может помочь только психиатр

В том случае, если проблема годами нарастала как снежный ком, и выраженным истерическим неврозом страдает взрослый человек, ему сможет помочь только психиатр. В каждом конкретном случае врач обязательно проводит тщательный анализ и на его основе назначает лечение истерии. Оно, как правило, включает психотропные препараты (обычно это снотворные, транквилизаторы и анксолитики), а также психотерапию убеждения, аутогенную тренировку для того, чтобы вскрыть те жизненные обстоятельства, которые служат причиной болезни и поддерживают ее, и чтобы попытаться нивелировать их значение в жизни больного.

В легких случаях истерия лечится амбулаторно, в более тяжелых — в больнице, но не в психиатрическом стационаре, а в клиниках неврозов, то есть на учет в диспансер пациент не ставится.

Жан Мартен Шарко: Подсознание изменит всё

Бытовая истерика — спектакль с аншлагом

У врачей разнятся мнения о том, как определяется та грань, которая отделяет истероида-больного от человека, склонного бурно проявлять свои эмоции на грани с истерикой. Такие люди могут сдерживать себя, но порой не считают нужным это делать, ибо выплеск эмоций дает им желанную разрядку, после которой они чувствуют себя лучше. Таким образом, его истерические выходки являются простым неконтролируемым выплеском эмоций вследствие накопившихся переживаний, усталости, страха и т. д. Ключевая разница между таким человеком, иногда излишне ярко проявляющим свои эмоции, и человеком больным истерией — именно в возможности или невозможности контроля над собой. Больной истерией не умеет по-другому проявлять свои переживания, причем как радость, так и гнев.

Таким образом, давайте отделять зерна от плевел. Истерия — это болезнь. А в бытовом понимании "истерика" — это просто сцена выплеска зашкаливающих эмоций, причем на 99% — это работа на зрителя. Истероподобные эмоциональные всплески, такие как "крик на кухне с битьем посуды" являются не чем иным, как способом добиваться своего.

"Ой-ой-ой, что ж я натворил?!". Последствия истерии

Такой человек с рождения импульсивен и эмоционален, обладает развитым, творческим воображением, легко "заводится" по пустякам и так же мастерски "заводит" тех, кто рядом. Всегда с успехом умеет привлечь к себе внимание. Ему всегда нужна аудитория, без нее накал быстро сходит на нет. Основная цель всего этого "спектакля" — привлечь к себе внимание окружающих и добиться своего. Таким людям вполне поможет психотерапия, направленная на коррекцию поведения.

Маленький нюанс. К "закатыванию сцен" почему-то больше склонны женщины, также как и больны истерией чаще женщины. На 10 периодически бьющих посуду женщин примерно приходится один мужчина, в гневе ссоры выламывающий дверь или выкидывающий телевизор с балкона, чтобы потом сесть и тихо спросить себя "Ой-ой-ой, что ж я натворил?"

Отдельный тип истерика — это психически здоровый и внешне вполне уравновешенный человек, который в один момент может взорваться. Такие люди потом склонны сожалеть о своей выходке и стыдится своего неуравновешенного характера. Психологи называют этот тип "эпилептоидным".

Невроз - показатель нравственного нездоровья...

Как ослабить страх перед жизнью

Ваш характер формирует ваши болезни

Блуждающая матка виновата?

Кстати о женских истериках. Еще в античные времена Hysterus (в переводе с латинского "блуждающая матка") считалась болезнью исключительно женской. Мол, "неудовлетворенная матка" в прямом смысле этого слова блуждает по телу и заставляет женщину периодически выходить из себя.

И даже потом, в средневековье и новом времени довольно долго считалось, что истеричками действительно бывают только женщины, и объяснялось это капризами женских половых гормонов. Нет, конечно, мы и сегодня знаем о предменструальном синдроме и о том, что в эти дни женщина отличается повышенной возбудимостью, обидчивостью и раздражительностью. Но это не делает ее истеричкой в том смысле, в котором существует это слово в медицинских справочниках. Скажем так, видимо женщины просто нашли самый действенный инструмент для воздействия на окружающих: рыдания и заламывания рук — и все будет по-моему. Хотя с медицинской точки зрения, инволюционная истерия может наблюдаться у женщин в некоторых случаях т. н. патологического климакса, который характеризуется и другими нарушениями со стороны нервной системы — депрессиями, сменой настроения, тревогой, различными вегетативными расстройствами.

Что делать, если у кого-то рядом с вами истерика

Конечно, самостоятельно часто не под силу разобраться — актер перед вами "ломает комедию" или же больной человек терпит бедствие. И это еще раз подтверждает тот факт, что как бы то ни было, вы мало что сможете предпринять, чтобы утихомирить его. Но есть некие общие рекомендации, касающиеся того, что поможет поскорее прекратить приступ или сцену игры.

Не уговаривайте его успокоиться, не жалейте и не впадайте в истерику сами — это только подзадорит истероида. Будьте равнодушны или вообще уйдите куда-нибудь пока сцена не закончится.

Если сцена зашкаливает по всем показателям, и это видят, например, дети, можно попытаться прекратить приступ каким-нибудь резким действием — вылить на человека стакан воды, дать несильную пощечину, нажать болевую точку на руке чуть ниже локтевой ямки.

После припадка дайте человеку стакан холодной воды или уговорите понюхать нашатырь.

Обязательно обратитесь за помощью к врачам, если речь идет о вашем родственнике — заболевание может прогрессировать.

Если же вы сами знаете за собой тягу к устраиванию безобразных сцен лишь ради разрядки, и тем более находите в этом какую-то "прелесть" лучше попытаться направить свою энергию в другое русло — например, получать разрядку, занимаясь спортом, танцами, гуляя с собакой. Также нелишне будут обратиться к психологу, иначе вы рискуете со временем не получать вообще никакой реакции на свои истерики — человек ко всему привыкает. Про вас в лучшем случае будут думать: "Покричит, да и успокоится", а в худшем…даже представить страшно.

 

Если вы знаете способ, как справиться с истерикой у мужа или близкого человека, пожалуйста, оставьте отзыв об этом способе в комментариях ниже.

www.medpulse.ru

10. О врачах и матке. Вагина. История заблуждений

10. О врачах и матке

Еще отцов-основателей медицины неизменно интересовала связь между женщиной, ее психическим состоянием и ее чревом, в течение долгого времени в медицинских кругах господствовало мнение, что существует связь между заболеваниями матки и комплексом симптомов, которому было дано достаточно расплывчатое название — «истерия» [87]. Суть этой связи менялась в соответствии с духом времени. Когда Бейкер Браун стал лечить истерию (а также целый букет различных других заболеваний) с помощью клитородэктомии, хирургическим путем, сделав эту малоизвестную операцию одной из самых распространенных, — он лишь продолжал тысячелетнюю традицию истязания женщин. Об этом пишет историк Рейчел П. Мейнс в своей прекрасной книге «Технология оргазма». Непросто было дать определение «истерии», однако считалось, что это заболевание связано с таинственным женским органом — маткой. Платон называл матку животным, которое могло перемещаться по всему телу. В главе 44 диалога «Тимей» читаем:

[…] у женщин та их часть, что именуется маткой, или утробой, есть не что иное, как поселившийся внутри них зверь, исполненный детородного вожделения; когда зверь этот в поре, а ему долго нет случая зачать, он приходит в бешенство, рыщет по всему телу, стесняет дыхательные пути и не дает женщине вздохнуть, доводя ее до последней крайности и до всевозможных недугов, пока наконец женское вожделение и мужской эрос не сведут чету вместе…

Платон, по-видимому, основывал этот свой пассаж на более древних, еще древнеегипетских источниках. Так, в Кахунском папирусе (2000 лет до нашей эры) уже перечислялись все заболевания женщин, вызываемые так называемой «блуждающей маткой».

Европейские врачи на протяжении нескольких веков пользовались сборником медицинских трактатов, сочиненных еще в V веке до нашей эры; они дошли до нас под общим названием «труды Гиппократа», причем через долгую цепь последователей, из которых наибольшим авторитетом считался Гален (около 130—200 нашей эры). Если бы в минувшие века был введен индекс цитирования медицинских текстов, Гален, несомненно, вышел бы победителем, причем с большим отрывом от всех остальных: ведь чуть ли не до второй половины XIX века многие споры между представителями медицинской профессии окончательно разрешались фразой «Galenus dixi» («Так сказал Гален!»)… Итак, по ходу развития медицинских идей целый набор заболеваний был объединен под названием «истерия» — тогда еще было принято называть это «блуждающая матка». Следующий отрывок взят из книги Гиппократа «Женские болезни»:

…когда у женщины нет плода и она работает больше, чем когда-либо прежде, ее матка, разгоряченная от тяжелой работы, поворачивается, поскольку она пустая и легкая. Место, куда ей повернуться, существует потому, что чрево внутри пусто. Когда матка повернется, она утыкается в печень и они, двигаясь дальше вместе, напирают на брюшную полость, ведь матка движется резко, направляясь к влажному месту, а… печень влажная. Когда матка натыкается на печень, она вызывает удушье, поскольку занимает дыхательный проход вокруг чрева.

…Когда матка, находясь рядом с печенью и чревом, вызывает удушье, больная заводит глаза, так что видны ее белки, и она холодеет; цвет кожи у некоторых женщин при этом делается пепельно-бледным. Больная будет тогда скрежетать зубами, а слюна будет вытекать у нее изо рта. Такие женщины похожи на страдающих от болезни Геракла [эпилепсии]. Если матка достаточно надолго задержится вблизи от печени и чрева, женщина погибнет от удушья.

Раз блуждающая матка могла привести к смерти от удушья, требовалось что-то предпринять, лишь бы не допустить этого! В папирусе Эберса приводится самый древний рецепт того, как вернуть сей орган на надлежащее место. С маткой обращались «методом кнута и пряника», как с дрессируемым животным… Ее окуривали через влагалище ароматическими веществами (чаще дымом благовонных палочек, который поступал во влагалище через искусственный, полый пенис с проделанными в нем отверстиями, причем женщина вставляла его во влагалище, прежде чем присесть над дымящимся костром), а вот к верхним отверстиям тела подводили куда менее приятные запахи… В таких случаях умная матка, конечно, тут же должна была последовать собственным инстинктам (а также собственному обонянию). В серии английских гравюр конца XIII века, на которых показаны случаи маточного удушья, пациентка изображена лежащей на носилках, а на груди у нее чашка с водой — дабы обнаружить малейшее движение внутри. На другой картинке показано, как двое ассистентов врача совершают необходимые процедуры с обеих сторон тела, а на последней картинке пациентка изображена уже способной самостоятельно передвигаться. Она, по-видимому, призвана представить возможный тип женщин, предрасположенных к маточному удушью: это были исключительно вдовы и юные девушки, которые только-только достигли половой зрелости.

Практика лечения женских болезней ароматическими окуриваниями продолжалась довольно долгое время. Один из наших современников, нидерландский гинеколог Любсен, попытался интерпретировать медицинские картины Яна Стена [88]. На этих жанровых полотнах, где изображенный мужчина неизменно врач, а молодая женщина — его пациентка, явная жертва «любовных мук», можно где-нибудь в углу увидеть сковороду с дымящимся шнурком. Считается, что этот дым был нужен, по-видимому, на тот случай, если женщина начинала терять сознание — тогда сковороду подносили поближе к ее носу (точь-в-точь как склянку с гофмановыми каплями в более поздние времена). Другие источники считают, что запах тлеющей ткани был на самом деле тестом на наличие беременности: если женщина теряла сознание, значит, она была беременна. Один из современников Яна Стена, врач Иохан ван Бевервейк в своем трактате «Краткий справочник болезней» повторил древнюю рекомендацию об использовании ароматических окуриваний в терапевтических целях; в главе о «подъеме материнского истока жизни» он рекомендует следующие источники отвратительных запахов: «Жженые завязки синего фартука, паленые перья, особенно куропаток, а еще паленые куски изношенных башмаков». Ян Стен, по-видимому, потому изобразил на своей картине жаровню со шнурками, что тогда считалось, будто этот запах помогал подавлять истерические болезни.

Когда медицину в Средние века узурпировала церковь, способы лечения стали очевидными, причем к матке обращались в таких же выражениях, как к самому дьяволу:

Я заклинаю тебя, чрево, нашим богом Иисусом Христом, кто прошел по воде как посуху […], тем, чьими ранами дано нам спасение и искупление грехов наших — Его именем заклинаю я тебя не наносить вреда сей рабе Божьей [вписано имя], не давить ей на голову, шею, горло, грудь, […], лодыжки, ноги или пальцы ног, а спокойно оставаться в том месте, куда Господь тебя определил, дабы исцелилась сия раба Божья, [снова вписано имя].

Смещение матки и «любовные муки» шли при этом рука об руку, причем оставалось непонятным, что из них причина, а что — следствие. Ясно лишь, что и то и то — дело дурное. В 1653 году английский медик Уильям Гарвей (1578—1657) вложил весь свой драматический талант в обращение к мужчине, полное обеспокоенности судьбой несчастных женщин:

Ни для кого (за исключением разве таких, кто мало смыслит в подобных делах) не является секретом, какие горестные симптомы возбуждают подъем матки, ее опущение и выпадение, а также спазмы; какие жуткие сумасбродства и причуды разума, вот хотя бы бешенство, меланхолию и возмутительные крайности, вызывают исключительные болезни чрева, как если бы затронутые лица были заколдованы: также сколь много трудноизлечимых болезней приводят к порочному приливу крови в термах или же обращению к Венере, серьезно прерванному и давно ожидаемому.

Платон некогда высказал постулат, что причиной блуждающей матки является сексуальная неудовлетворенность, вызванная сдерживанием женского «семени»; отсюда и решение проблемы представлялось очевидным: из организма следовало вывести избыточную жидкость, в результате чего блуждающий орган должен был вернуться на место, устремляясь туда, где ему и полагалось быть. У мужчин, кстати, удерживание семени также считалось источником множества заболеваний, поэтому в качестве наилучшего средства рекомендовалось «очищение» от спермы. Такая точка зрения хорошо соотносится с так называемой «доктриной темпераментов», серьезным поборником которой был Цельс. Здоровье зависело, по его мнению, от надлежащего баланса в теле четырех «соков»: крови, слизи, белой желчи и черной желчи.

Для замужних женщин наиболее очевидным способом лечения было сексуальное соитие с их мужьями, и потому все незамужние женщины стремились как можно скорее исправить это упущение. Но и в XVI веке французский хирург Амбруаз Паре также продолжал давать подобные рекомендации своим пациентам, добавляя лишь, что им пойдет на пользу, если мужья будут «обходиться покруче» с ними. Если у пациентки не было мужа, ситуация была чревата ужасными последствиями. В ту эпоху было невозможно хотя бы упомянуть о возможности облегчить положение с помощью мастурбации, это было немыслимо, хотя для женщин в этом смысле было больше попустительства, ведь женское «семя» не считалось столь же ценным, как мужское. Это становится ясно, например, при чтении исповедальных инструкций: маленькие дети могли исповедаться о мастурбации любому священнику; мальчикам старше пятнадцати полагалось исповедоваться в этом у особых исповедников, как, впрочем, и молодым женщинам старше двадцати пяти (ради полноты картины, заметим: взрослые гомосексуалисты могли получить отпущение грехов лишь у самого епископа!). Альберт Великий особенно терпимо относился к девушкам, которые совсем недавно достигли половой зрелости.

После этого девица начинает желать коитуса, однако при этом она, чем больше принимает участия в половом сношении (или же находит спасительный выход в мануальных действиях), тем больше делается ее желание; настолько, что она привлекает телесную жидкость, однако, не выделяя ее. Вместе с жидкостью приходит и жар, а так как тело женщины прохладно и ее поры закрыты, она не может быстро выделить семя сношения… Если же у нее нет партнера, она воображает коитус или мужской орган, а не то совершает действия с помощь собственных пальцев или иных приспособлений, пока ее каналы не будут открыты жаром трения, так что сперматический сок выйдет наружу, вместе с жаром, который его сопровождает. Так женское лоно приходит в нужное состояние, и они делаются более целомудренными.

По-видимому, этот благочестивый мудрец так выразил идею о том, что цель оправдывает средства. Его точку зрения, правда, разделяли немногие, а посему решение требовалось найти в рамках профессиональной медицины. И в результате обязанность осуществлять массаж внешних половых органов и влагалища была доверена врачу, так чтобы болезнь можно было довести до точки кризиса, так называемого истерического пароксизма. Господа ученые медики весьма умело затушевывали истинную цель подобных «медицинских процедур» — довести женщину до оргазма, так что едва ли существуют сомнения в том, что начиная с 500 года до нашей эры и далеко за середину XIX века удовлетворение незамужних женщин считалось признанной медицинской процедурой.

Совет в отношении методики массажа наружных женских органов можно найти уже в трудах Гиппократа. Аретей Каппадокийский (30—90 годы нашей эры), Цельс и Гален, и все самые прославленные древние авторитеты в области медицины, чьи идеи дошли до нас, вторили ему в этом. Гален оставил нам классическое описание терапевтического массажа гениталий, который не раз цитировали в последующие века:

После наступления жара от лечебных средств и в результате прикосновений к половым органам, которых требует процедура лечения, начались конвульсии, сопровождаемые одновременно ощущением боли и удовольствия, вслед за чем больная в большом количестве выделила густое, мутное семя. И с этого момента она была освобождена от всего того зла, которое ощущала прежде.

Боль и удовольствие — это сочетание было неотъемлемым. В Средние века самыми важными сторонниками такого метода лечения были иранский ученый-энциклопедист, врач, алхимик и философ Ар-Рази (865—925) и Авиценна (980—1037) [89]. Парацельс (1493—1541), этот врач-новатор, ознаменовавший переход от Средних веков к эпохе Возрождения, также по-прежнему использовал старинные предписания. Гарвей (1578—1657), сделавший свое имя бессмертным в результате открытия системы кровообращения, — все эти имена перечисляет Рейчел Мейнс в этой связи, в ряду других великих медиков, упоминая также и голландца Питера ван Фореста, который специально выделил акушерку в качестве специалистки из среднего медицинского персонала, понимавшей толк в массаже влагалища.

Одна вдова, 44 лет, …в мае 1546 года потеряла сознание, и ее уже сочли чуть ли не мертвой, но меня срочно призвали к ней… это был случай удушья в связи с удержанием семени. Присутствующие там женщины… лишь ухудшали ее состояние… В связи с безотлагательностью ситуации мы вызвали акушерку, чтобы она приложила мазь к гениталиям пациентки, втирая ее внутрь своим пальцем. Так, против всех ожиданий, больную удалось привести в сознание.

В XIX веке из писавших на эту тему, кого только Мейнс удалось найти, все были выходцами из франкофонных стран. В самой Франции массаж влагалища был общепринятым способом лечения вагинизма, и гинекологи применяли его даже во второй половине XX века, в течение многих лет после окончания Второй мировой войны. Это несомненно связано с существованием там терапевтической гинекологии, ведь эти специалисты не получали хирургического образования, а потому пользовались более консервативными методами лечения.

Сегодня всякий, кто относится со специфическим любопытством к этой области, предположит, разумеется, будто многомудрые врачи назначали и выполняли такую лечебную процедуру с известной степенью сладострастия, если не похоти, однако из их трудов такого отнюдь не следует. Доводы Мейнс, разумеется, представляют собой критику сложившейся многовековой андроцентрической модели сексуальности, и она, несомненно, не пропустила бы ни одного случая дурного обращения с женщинами со стороны мужчин, однако как историк она не нашла никаких указаний на то, что врачи руководствовались похотью при назначении этой процедуры… Кроме того, массаж влагалища обычно делали акушерки, а роль врача сводилась лишь к прописыванию требуемых ароматических масел или же возбуждающих средств, которые требовалось вводить во влагалище. Абрахам Закуто описал лечение «вирджинеллы» (девственницы), чье состояние было столь угрожающим для ее жизни, что пришлось ввести ей «пессарий». Устройство это, по-видимому, представляло собой нечто вроде искусственного полового члена, изготовленного с использованием цикламена, лука, чеснока и бычьей желчи, поскольку его так вводили и таким образом им манипулировали, чтобы вызвать жар и выделение соков.

Любой, читающий о подобных приемах лечения, знакомится одновременно и с существовавшими тогда затруднениями при объяснении и оправдании подобных интимных процедур. Теолог Винсент Испанский, например, около 1200 года придерживался такого категорического мнения: пациентке нельзя давать понять, что причиной ее симптомов стал застой семени. Впрочем, у него не меньшие затруднения возникали при спонтанном извержении семени у монахов, однако и их он предпочитал оставить в неведении относительно истинных причин этого. Исповедники в любом случае сплошь и рядом оказывались на тонком льду: если верующих в самом деле требовалось наставлять на путь истинный, необходимо было помогать им выразить словами их возможные прегрешения. Однако неизбежное выспрашивание деталей у исповедующейся невинной девушки могло привести к прямо противоположному результату: Цезарий из Хайстербаха поведал в этой связи об одном священнике из Брабанта, который во время исповеди задавал юной девушке столь откровенные вопросы, что она впервые в жизни почувствовала плотское желание. Развратные сведения были широко доступны священнослужителям: именно они, по-видимому, были единственными, кто правильно понимал разницу между такими терминами, как «tergo» (анальное сношение) и «retro» (сношение «по-собачьи»).

Подобные познания явно не оставляли их незатронутыми, ведь и Рим и Авиньон были центрами проституции, но когда там происходили церковные соборы, работы становилось настолько много, что приходилось со всех сторон подвозить подкрепление.

Некоторые священники, занимавшиеся врачеванием, прекрасно понимали все сексуальные аспекты «хистеротерапии», однако они лишь согласились на том, что подобные лечебные процедуры должны выполнять лишь люди с «чистыми руками и чистой душой». Альберт Великий выразил это так:

Рука оскверняющая приведет к слабости характера или к скотоложству, однако рука исцеляющая никак не может содействовать этому, как мы говорим об этом женщинам, у которых в результате падения пострадало положение матки: предписано вернуть матку на место с помощью руки, — и мы утверждаем, что рука при этом не оскверняет и не совращает этих женщин, но исцеляет их.

С другой стороны, когда дело доходило до лечения женских болезней, использовались страннейшие эвфемизмы, придумывались удивительные ритуалы. Пожалуй, хуже всего было во времена, когда жил Франц Антон Месмер (1734—1815), признанный пионер «животного магнетизма». В его парижский период групповые сеансы Месмера были частью светской жизни высшего общества, причем женщины и девушки оказались самыми восторженными его последовательницами. В 1841 году Чарльз Мэккей вспоминал с содроганием о том, что ему рассказывали про все эти действа. Группу женщин, сидевших вокруг ванны с намагниченной водой, лечили помощники магнетизёра. Эти чаще всего молодые, мускулистые и хорошо сложенные господа «обнимали пациенток между коленями» и массировали им груди и туловища, одновременно глубоко заглядывая в глаза. Восторженным вздохам магнетизируемых пациенток вторила музыка, пока пациентки одна за другой не начинали:

…дергаться в конвульсиях. Некоторые рыдали и вырывали у себя волосы, другие хохотали, пока у них не начинали литься слезы из глаз, а третьи визжали и орали до потери чувств.

На пике этого адского столпотворения являлся сам мастер, который прикасался рукой к лицам, грудям, животам своих пациенток, ведя себя во всех смыслах как спаситель — и его пациентки тут же обретали сознание. Мэккей называет Месмера шарлатаном и грязным стариком, причем делает это безапелляционно и прямо. В XIX веке очень популярны стали способы лечения истерии водой. Струю воды при этом нередко направляли на нижнюю часть живота, так что можно не сомневаться, что мощная струя, попадавшая на клитор и на малые губы, давала необходимую эротическую стимуляцию, причем неважно, осознанно или нет к этому стремились создатели этого способа: «Душ — исключительно важная составляющая процесса лечения; и если им как следует обработать лоно, он значительно поспособствует облегчению функций матки»,

В XIX веке к женским органам относились, наверное, максимально неоднозначно. С одной стороны, многие врачи, следуя по стопам классиков медицины, придерживались мнения, что истерический кризис провоцировал возможности для проявления классического комплекса симптомов. И в таком случае врачам не следует отказываться от своей ответственности за проведение нужной терапии. С другой стороны, существовал постоянный страх, что при этом окажется преждевременно запущен механизм женских сексуальных желаний, приводящий к мастурбации, а следовательно, к психической неуравновешенности. По этой причине даже очень маленьких детей следовало постоянно держать под строгим присмотром. Нью-йоркский педиатр Эйбрэхэм Джейкоби в ноябре 1875 года заявил на заседании Нью-Йоркской медицинской ассоциации:

Мой коллега передал мне свою пациентку, девочку трех лет, в связи со странной формой конвульсивного заболевания, которое, как сообщила мать девочки, продолжалось достаточно долго… Покраснение лица и легкое подергивание глаз, время от времени глубокий-глубокий вдох — вот какие симптомы были мне перечислены… Однако потом она надолго утрачивала свое прежнее состояние и была уже не шумной и не игривой, но то раздражительной, то вялой. Нескольких вопросов и ответов на них оказалось для меня достаточно, чтобы убедиться, что маленькая девочка занимается онанизмом… Когда она присаживалась, у нее всегда начинались легкие конвульсии. Она научилась максимально сводить бедра или скрещивать ноги. Потом начинала двигать ногами, тереться ими друг о друга, к лицу ее приливала кровь, она потела, у нее подергивались веки, а в глазах было выражение возбуждения, после чего она, опустошенная, откидывалась на спину, глубоко вздыхая или шумно дыша… Подобные случаи отнюдь не редки.

Джейкоби, видимо, прекрасный диагност; он сделал те же умозаключения, что и мать девочки. Однако следствия, которые делали из этих умозаключений, он сам и многие из его коллег, были не столь приятными для детей. Как только был преодолен порог греха, хирурги обычно были готовы не оставить камня на камне, лишь бы искоренить зло. Конечно, хирурги вообще предпочитают действовать быстрее, чем врачи-терапевты. Хирурги ведь духовные наследники парикмахеров, тогда как терапевты принадлежат к давней академической традиции (пусть она и оставалась долгое время чисто научной и к тому же авторитарной — вспомните, как Мольер насмехался над лекарями-терапевтами).

Баркер-Бенфилд указывает, что врачи, удалявшие клитор или осуществлявшие кастрацию ради избавления женщин от психических заболеваний, довольно часто проверяли, реагирует ли женщина на стимуляцию клитора положительно, выказывает ли признаки удовольствия, — в их глазах эта реакция лишь подтверждала необходимость проведения хирургического вмешательства. Некто И. Г. Смит в 1904 году опубликовал свое руководство по диагностике мастурбации у женщин. На его взгляд, если одна половая губа была крупнее другой, были все причины для того, чтобы сделать предположение, что женщина мастурбирует асимметрично. Разумеется, было важно выяснить, не занимается ли она одним из видов деятельности, которые, как тогда было известно, способствовали развитию мастурбации: катанием на лошадях или на велосипеде, использованием швейной машинки с ножным управлением и, разумеется, чтением французских романов. Вообще все французское встречалось с известным подозрением. Так, сифилис в англоязычных странах называли «французской заразой», и даже их швейные машинки были более подозрительны, чем американские. В отчете Филадельфийского общества акушеров, опубликованном в 1873 году, можно найти такое обсуждение показаний для проведения клитородектомии:

Доктор Харрис сказал, что французские врачи упоминали о дурном влиянии швейных машинок на здоровье женщин. Это относится исключительно к французским швейным машинкам, у которых двойной ножной привод, для каждой ноги отдельно, причем там обязательно попеременное движение ног. С другой стороны, американские швейные машинки работают от привода с одиночной платформой, на которую и помещают обе ноги.

В XX веке в нидерландских семьях реформистского течения важным элементом интерьера всегда была фисгармония [90], и вы, наверное, могли видеть, например, в кино, что на ней всегда играет глава семьи, пока остальные члены семьи поют псалмы. Теперь, видимо, понятно, почему…

Корсеты, затягиваемые слишком сильно, также попадали под подозрение. И. Г. Смит выступал за использование слабого фарадического (импульсного) тока с целью непосредственного наблюдения за реакцией пациентки на его прохождение через мочеиспускательный канал — такой метод предлагался вместо ранее описанного прямого воздействия электрическим током на клитор.

По-видимому, в ту пору дело было пущено на самотек: лишь случайность определяла, попадет ли какая-нибудь женщина с определенным комплексом симптомов к врачу, который назначал ей сеансы массажа у опытной акушерки, чтобы улучшить ее состояние с помощью регулярного оргазмического облегчения, или же окажется в лапах у «радикала», который начнет подвергать ее тестам, предназначенным для того, чтобы обвинить во всем саму пациентку, которая, как ожидалось, должна с благодарностью понести заслуженное наказание — от руки этого же самого врача.

В своем недавнем романе «Дорога на Уэлвилл» (1993) Т. Корагессан Бойл [91] проливает свет на безумно смешную вражду, существовавшую между этими двумя течениями [92]. История разворачивается в санатории Бэтл-Крик в штате Мичиган, где сам Джон Харви Келлог твердой рукой назначает различные курсы лечения пациентам и пациенткам из высшего слоя американского общества. В свое время Келлог был авторитетом во многих сферах, и в фильме, снятом по этой книге, его играет знаменитый английский актер Энтони Хопкинс, который, разумеется, превосходно воплотил на экране образ этого блюстителя нравов. В этом санатории господствует крайне консервативный подход к сексуальным вопросам. И когда на лечение приезжает молодая супружеская пара, они сталкиваются с тем, что любым проявлениям нежности препятствуют спартанский режим питания и правила сексуального воздержания. Что еще хуже, между мужем, медсестрой и незамужней пациенткой, находящейся на излечении в связи с туберкулезом, возникает нежелательное эротическое напряжение, а другая пациентка, по имени Вирджиния, и ее муж Лайонел уговорили молодую жену (ее зовут Элеонор) пройти консультации у таинственного немецкого врача, доктора Шпитцфогеля, принимающего больных вне санатория.

Хорошо, сказала Элеонор самой себе, но только что же именно он делает?

— По-немецки это называется Die Handhabung Therapeutik.

— Манипуляционная терапия, — шепнула ей Вирджиния.

— Что ж, так оно и есть, — сказал Лайонел. — Врач рукой обрабатывает лоно…

— И еще груди, — вставила Вирджиния, произнося последнее слово так, словно это «у» посередине никак не могло завершиться…

— Разумеется, — кивнул Лайонел, выпуская клуб табачного дыма и явно оживляясь, — ведь все истерические страсти женщин коренятся в их анатомии, и именно это, по мнению многих, и есть ключ к неврастеническим заболеваниям.

Элеонор конечно же переживает мгновения экстаза в руках Шпитцфогеля (в романе не говорится об этом прямо, но это у нее, по-видимому, случилось впервые), однако когда она со своей подругой решили еще раз испытать эти новые ощущения и позволили себе устроить массаж под открытом небом, их «поймал» за этим муж Элеонор. Дальше в фильме следует сцена, исполненная совершенно неподобающего физического насилия («варварского», как это называет одна из героинь фильма), однако вслед за тем супружеская пара покидает санаторий, все же оптимистично настроенная на продолжение рода.

Истерия была предметом еще более странных теорий. В ранние годы развития теории психоанализа Фрейд больше всех восхищался своим коллегой и приятелем по переписке, Вильгельмом Флисом: это врач-отоларинголог постулировал наличие нейрогенной связи между органами размножения и слизистой оболочкой носа. Для Флиса носовая перегородка была такой же картой спусковых точек, как для рефлексологов сегодня подошва ноги или же ушная раковина. Точки в носу, соответствующие больным органам, прижигались кокаином, а истерия, как предполагалось, как раз относилась к тем болезням, которые можно лечить подобным способом. Фрейд долгое время принимал на веру умозаключения Флиса. Сегодня, по прошествии ста лет, очевидно, что этот подход был компромиссом между старомодным способом, позволявшим с помощью прямого воздействия дать облегчение состоянию матки, и берлинским ханжеством конца XIX века. Пусть врач внедряется в тело пациентки, пусть к этому добавляется пикантность действия кокаина, однако все это носит благоприличный оттенок, не вызывает ничьих подозрений, а главное — область лечения находится выше пупка… Кстати, многие из современников Фрейда, в том числе врачи, находили его собственные идеи о происхождении неврозов в сексуальной сфере совершенно неприемлемыми. Злословие дошло до такой степени, что в 1910 году психиатр Вейгандт вполне всерьез предложил, чтобы всех, кто исповедует подобные взгляды, не допускали на медицинские конгрессы, а вместо этого направляли прямиком в полицейский участок. Чтобы прояснить, насколько извращенными он считал психоаналитиков, Вейгандт утверждал, что терапию Фрейда можно сравнить только с массажем половых органов. Возможно, среди слышавших его выступление были и некоторые из старых практикующих врачей, которые, услышав эти его слова, тут же подумали: ну и что такого?..

До сего дня из всех прочих посторонних людей лишь врачам разрешается дотрагиваться до гениталий женщины. При обучении врачей в последние несколько десятилетий серьезное внимание было уделено эмоциональной стороне подобных обследований. И врач, и пациентка в эти минуты сознают, что их взаимоотношения являются очень хрупкими, и что оба должны в процессе обследования оставаться совершенно хладнокровными. Большинство врачей проявляют особую осторожность, стараясь не дотрагиваться до клитора пациентки, и это конечно же вполне разумное поведение. Невропатологи составляют здесь исключение, поскольку во время полного невропатологического обследования требуется определить наличие бульбокавернозного рефлекса [93]. Этот рефлекс устанавливают, неожиданно прищемляя клитор, одновременно нащупывая пальцем рефлекторное сжатие мышц тазового дна. Врачи редко упоминают о таком обследовании, однако продолжают его проводить.

В 1970-е годы одна лондонская сексологическая клиника занялась изучением причин трудностей с оргазмом у женщин. Исследователи хотели проверить гипотезу, что у аноргазмичных женщин [94] более слабые генитальные рефлексы. Однако поскольку бульбокавернозный рефлекс очень трудно вызвать и затем выразить в количественных параметрах, вместо этого были проведены наблюдения за реакцией тазового дна на стимуляцию клитора вибратором. Если реакция положительная, то сокращаются сфинктерные мышцы тазового дна (мышцы, окружающие влагалище и анус) и женщина неспособна усилием воли прекратить подобное сокращение. А вот женщины, у которых отсутствовала такая реакция на стимуляцию вибратором, нередко принадлежали к тем, кто не был в состоянии откликнуться на обычные способы лечения аноргазмии.

Это исследование было довольно-таки необычным. Сегодня врачи обращают особое внимание на то, чтобы избежать любых видов сексуального возбуждения в ходе клинических исследований. Но акушерство является исключением. Иногда даже появляются сообщения о том, что при родах советуют использовать обезболивающий эффект возбуждения и оргазма. Но крайне редко можно встретить врачей-специалистов, которые верят, что, возбуждая своих пациенток сексуально, они служат их интересам. Так, при подготовке десятого всемирного сексологического конгресса, проводившегося в Амстердаме в 1991 году, научная общественность была шокирована настойчивым желанием одного израильского врача — продемонстрировать свой способ лечения женщин, страдающих вагинизмом. Его исходный постулат заключался в том, что женщин с этим заболеванием нужно прежде всего успокоить в ходе физического обследования. Если врач в состоянии показать им при обследовании, что их влагалище не слишком плотно сжато, и если в процессе обследования они оказались в достаточной степени способны справиться со своими страхами, чтобы позволить врачу ввести свой палец во влагалище, тогда их половая жизнь должна была улучшиться. Этот же врач также заметил, что когда женщины не в силах справиться со своими страхами, одновременная стимуляция клитора способна помочь увеличить шансы на успех. Его искреннее, открытое желание защитить свой метод лечения, который его коллеги сочли неэтичным, привело к тому, что началась длительная переписка, притом в довольно резких выражениях, — хотя в результате этот гинеколог из Израиля осознал, что если уж его коллеги выступают против подобного метода, ему не следует использовать его в работе. Правда, характер обсуждения чем-то напоминал то самое заседание, на котором более чем за сто лет до этого был исключен из членов медицинского общества Бейкер Браун. Цель при этом, однако, отнюдь не оправдывала средства: израильскому специалисту пришлось уступить мнению большинства, притом с большой неохотой, ведь он, подобно всем тем, кто до него выполнял кастрацию и клитородектомию, был совершенно уверен в действенности своего метода лечения. Он также мог с гордостью продемонстрировать немало хвалебных откликов невероятно благодарных ему пациенток.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Глава 3. Истерия — блуждания голодной матки

Глава 3. Истерия — блуждания голодной матки

Кассандра воплощает архетипический конфликт между матриархальными и патриархальными ценностями, вступившими в соперничество за власть, при полном отсутствии соединяющего их Эроса. В течение длительного времени истерия рассматривалась как проявление такого расщепления психики. В этой главе будет обозначена историческая канва и приведена прелюдия к нашему последующему обсуждению того, какое значение сегодня имеет истерия.

Как мы уже видели, трагедия Кассандры заключалась в том, что для нее было невозможно разделить судьбу Пифии — священного сосуда для божественного пророчества. С точки зрения психологии, ее негативный материнский комплекс воспрепятствовал развитию Эго, возникающего из первоосновы женской Самости. Поэтому Кассандра испытывала страдания из-за «недоношенности» женского Эго: фактически ее Эго не знало психологической матки.

Традиционный взгляд на истерию как на болезнь матки насчитывает четыре тысячи лет. Теория маточной недостаточности за несколькими исключениями прослеживается на протяжении всей истории. Поскольку и исторические документы, и диагноз истерии связаны с эпохой патриархата, у нас нет возможности узнать, существовал ли такой синдром во времена матриархата.

Известны медицинские документы, найденные в Египте и датированные вторым веком до н. э. В самом древнем из них, папирусе Кахуна, речь идет именно об истерии, которая описывается как «„голодание“ матки или же ее смещение вверх и последующее давление на другие органы»[61]. Все усилия врачей были направлены на питание голодающего органа и возвращение его в нормальное положение.

«Части тела окуривали драгоценными благовонными веществами, чтобы привлечь матку; или же съедали мерзости или вдыхали зловония, чтобы отпугнуть ее и отогнать из верхней части тела, где, как считалось, она блуждала»[62].

Греки подхватили эту ассоциацию и даже назвали это нарушение словом hysteria (истерия), то есть матка[63]. Ниже приведено описание Платона:

«То, что называлось утробой или маткой, внутреннее живое существо, желающее вынашивать ребенка, если его долго не оплодотворять в соответствующее для этого время, становится раздражительным и агрессивным и начинает блуждать по всему телу и препятствовать человеческому дыханию. Затруднение дыхания приносит страдалице ощущение огромной беды и вызывает всевозможные нарушения»[64].

Во времена античности истерию считали явной, конкретной и логически оправданной реакцией на органический дисбаланс тела, возникающий вследствие нарушения внутреннего ритма матки. Сексуальные факторы, особенно воздержание, считались первопричиной заболевания, а получение сексуального удовлетворения — одним из возможных способов лечения.

С наступлением эпохи христианства естественные инстинкты, такие как сексуальность, стали соотносить со злом. Сексуальное воздержание из причины болезни превратилось в добродетель. Теперь сексуальное удовлетворение перестало считаться способом терапевтического исцеления[65]. В средние века эта болезнь стала рассматриваться как проявление внутреннего зла и следствие первородного греха[66]. Страдающего истерией больше не считали больным человеком с эмоциональными и физическими нарушениями.

«Истерия перестала быть болезнью — она стала явным признаком наложенного заклятья и таким образом подпадала под церковные санкции, то есть под санкции инквизиции и даже светских властей, так как наказание назначалось в соответствии с законом»[67].

На протяжении целых столетий невинных людей обвиняли в колдовстве, называли ведьмами и подвергали гонениям, пыткам и казням. Истерички очень хорошо подходили для этого образа: и в качестве жертв, на которых наложено заклятие, и в качестве тех, кого считали ведьмами, старающимися «перегнать друг друга в воображаемых плотских утехах в ответ на жестокие и неумолимые преследования инквизиции»[68].

Согласно известному труду «Молот ведьм» (Malleus Male-ficarum), сговор дьявола с ведьмой состоял в любом потворстве «всяческой плотской похоти… и всевозможным чувственным наслаждениям»[69]. Считалось, что дьявол собирает человеческое семя, а затем вводит его в тело человека, который после этого становится послушным помощником князя тьмы, служа его гнусным целям. Таким образом, истеричка снова становится сосудом, содержащим божество — на этот раз Сатану.

Разумеется, главной мишенью дьявола стали женщины.

«Женские слезы — это обман, ибо их причиной может стать подлинная печаль, но они могут оказаться и ловушкой. Когда женщина размышляет в одиночестве, у нее в голове рождается зло!.. Несовершенное животное, она всегда обманывает… [Она] всегда больше стремится к плотским утехам, чем мужчина, что совершенно очевидно из ее многочисленных плотских гадостей… Зависть и ревность — вот основные эмоции женщин… Их память слаба, разум ненасытен, а чувства и страсти чрезмерны»[70]..

Историк медицины Ильза Вейсс прослеживает, как эти идеи соотносятся с трудами Блаженного Августина, которые послужили главным идейным источником инквизиции. «Несомненно, инквизиторы находились в состоянии экзальтации вследствие ощущения правоты и чувства безнаказанности при буквальном прочтении фраз Августина относительно исполнения воли Господа»[71].

Даже несмотря на то, что так называемые блюстители религиозной чистоты объявляли истерических женщин ведьмами и сжигали их на кострах, существовали светские врачи, которые основывали свою практику и лечение на базе греко-римской диагностики. Однако швейцарский врач Парацельс отвергал теорию блуждающей матки, относил истерию к заболеваниям, которые «лишают людей разума», и утверждал: «Ее причина заключается в том, что внутреннее питание и поддержание жизни матки осуществляется так, что происходит ее саморазрушение, как вино превращается в уксус»[72].

Французский писатель XVI века Франсуа Рабле пишет об этом в более резких выражениях:

«Платон не знал, к какой категории отнести женщин: к разумным существам или же к скотам, ибо природа вставила им внутрь, в одно укромное место, нечто одушевленное, некий орган, которого нет у мужчины и который иногда выделяет какие-то особые соки: соленые, селитренные борнокислые, терпкие, жгучие, неприятно щекочущие, и от этого жжения, от этого мучительного для женщины брожения упомянутых соков (а ведь орган этот весьма чувствителен и легко раздражается) по всему телу женщины пробегает дрожь, все ее чувства возбуждаются, все ощущения обостряются, все мысли мешаются. Таким образом, если бы природа до некоторой степени не облагородила женщин чувством стыда, они как сумасшедшие гонялись бы за первыми попавшимися штанами, в таком исступлении… какого вакхические фиады не обнаруживали даже в дни вакханалий, ибо этот ужасный одушевленный орган связан со всеми остальными частями тела, что наглядно доказывает нам анатомия.

Я называю его одушевленным вслед за академиками и перипатетиками, ибо если самопроизвольное движение, как учит Аристотель, есть верный признак живого существа и все, что самопроизвольно движется, именуется одушевленным, то в таком случае у Платона есть все основания именовать одушевленным и этот орган, коль скоро Платон замечает за ним способность самопроизвольно двигаться, а именно: сокращаться, выдвигаться, сморщиваться, раздражаться, причем эти движения бывают столь резкими, что из-за них у женщин нередко замирают все прочие чувства и движения, как при сердечном припадке, дурноте, эпилепсии, апоплексии и обмороке»[73].

В 1603 году Эдвард Йорден написал первый труд об истерии на английском языке. Он участвовал в качестве медицинского эксперта в охоте на ведьм и женщине, обвиняемой в колдовстве, ставил диагноз истерии, объясняя ее припадки естественными причинами:

«Эту болезнь разные авторы называют по-разному: Passio Hysteria, Suffocatio, Praefocatio, и Strangulatus uteri, Caducus matricis и т. д. На английском языке она чаще всего называется Мать или Удушение Матери, поскольку в подавляющем большинстве случаев ее протекание сопровождается спазмами в горле: это аффект Матери или матки, в которой все главные части тела, соответственно, испытывают разные муки по разным, причинам и в связи с разными заболеваниями, которым оказалась подвержена матка»[74].

Это шокирующее ощущение известно как globus hystericus. Другие части тела «соответственно» испытывают страдания, которые возникают вследствие «симпатического взаимодействия» пораженной матки с каким-то другим органом, в результате чего последний начинает «сопереживать скорбь», или же вследствие некоторой пагубной субстанции, наподобие «испарений»[75]. Термин «испарения» возник именно в это время, а позже стал синонимом истерии, но вместе с тем он напоминает о тех газах, которые, как считалось, исходят из скважины в Дельфах — испарения из утробы Матери-Земли.

Джеймс Хиллман называет книгу Йордена

«…водоразделом, отделяющим древние предрассудки, называемые одержимостью, от современных предрассудков, называемых истерией… Ведьма стала бедной пациенткой — не злой, а больной. Психиатрическая защита от зла не исчезла вместе со злом, а просто растворилась в обыденных понятиях. Человеконенавистничество не изменилось; оно просто приняло новую форму»[76].

Далее Хиллман цитирует историка медицины Эстер Фишер-Хомбергер: «Там, где поставлен диагноз истерия, где-то поблизости находится человеконенавистничество»[77].

К XVII столетию болевая точка сместилась от матки к мозгу. Истерия стала болезнью рассудка и психологическим нарушением поведения. Уильям Харвей по-прежнему настаивал, что причиной истерии, которую он называл furor uterinus, было «чрезмерное воздержание от полового сношения при наличии сильной страсти»[78].

В XVIII веке психиатр Филипп Пинель, который ввел термин «моральное лечение» для болезней психики, описывал истерию как один из «генитальных женских неврозов»[79]. Роберт Карнер продолжал развивать исследование истерии, отдавая предпочтение психодинамическому направлению и тем самым прокладывая дорогу фрейдовской теории сексуального вытеснения как главного этиологического фактора истерии:

«Сильная эмоция, которую ощущает множество людей, но естественное проявление которой постоянно подавляется в соответствии с социальными нормами, оказывает такое болезненное воздействие, которое в большинстве случаев не остается незамеченным. Такое ожидание повсеместно порождается конкретными фактами. Сексуальная страсть оказывается именно тем фактором, который наиболее точно отвечает большинству известных условии и травмирующее воздействие которого на организм общеизвестно и встречается чаще всего. Следующим по силе воздействия может стать непрерывное влияние таких эмоций, которые обычно остаются скрытыми в силу своего неприглядного и конфликтного характера — наподобие зависти и ненависти. Затем следует воздействие других, тоже постоянных эмоций, таких как печаль или стремление проявлять заботу, которые не подвергаются общественному осуждению, а потому и не подавляются…

Несмотря на развитие цивилизации и постоянное усиление воздействия общества, вызывающего у человека проявление новых чувств, заставляющих любовную страсть уходить куда-то в тень, где она становится лишь одной из многих других сильных эмоций, абсолютная сила ее воздействия все-таки никак не снижается. А вследствие необходимости скрывать свою страсть у многих современных женщин с большой вероятностью появляется истерия, и число подверженных ее влиянию существенно больше, чем могло бы быть в обществе, позволяющем людям свободно выражать страсть. Таким образом, к ней можно относиться как явлению, имеющему прямое отношение к рассудку, на который сексуальные эмоции оказывают самое серьезное влияние, вызывая это заболевание»[80].

Хотя формулировка Картера свидетельствует о глубоком понимании социологической и психологической ущербности XIX века, в ней не ощущается симпатии, когда он приписывает истерической женщине «лживость и эгоизм», а также стремление использовать свой недуг для получения вторичной выгоды[81].

Эта морализирующая установка попала в резонанс с волной человеконенавистничества, которая могла рассматриваться как эпидемия истерии, возникшая в XIX веке. Немецкий современник Картера Вильгельм Гризингер настаивал на том, что «все локальные заболевания матки, яичников и влагалища, по всей вероятности, влекут за собой появление истерии, которая затем постепенно прогрессирует в психическое заболевание»[82]. Он приписывал больным истерией «склонность к обману и лжи, явные признаки зависти, проявления отвращения»[83].

Жюль Фалре, французский психиатр из клиники Сальпетриер, пишет о таких женщинах следующее:

«Эти пациентки — настоящие актрисы; обман — самое большое удовольствие для них […] Причем они обманывают всех, с кем вступают в общение. Больные истерией, преувеличивающие свои припадки […] разыгрывают такую же пародию и преувеличивают конвульсии и судороги своей души, своих идей и своих поступков… Одним словом, жизнь людей, страдающих истерией, не представляет собой ничего, кроме постоянной фальши. Они стараются производить впечатление почтительных и набожных, чтобы их принимали чуть ли не за святых, но вместе с тем тайно совершают самые постыдные поступки. У себя в семье, перед своими мужьями и детьми, они устраивают самые непристойные сцены, употребляя самые грубые и даже вульгарные выражения, и позволяют себе самые безобразные выходки»[84].

В XVIII веке существовало еще одно явление, оказавшее сильное влияние на лечение истерии. Венский врач Франц Антон Месмер предположил, что причиной этой болезни является неравновесное состояние «вселенских флюид», протекающих между человеком и космосом, и что лечение могло бы заключаться в том, чтобы с помощью магнита или пассов человеческой руки привести пациента в контакт с источником этих флюид. Теория животного магнетизма Месмера в те времена не пользовалась большой популярностью в научной среде. Его практику называли шарлатанством и театрализованным представлением, она пораждала не меньше критики, чем сама истерия. Ниже приводится описание типичного сеанса Месмера:

«Месмер появлялся под аккомпанемент тихой траурной мелодии. Он медленно проходил между своими пациентами, облаченный в бледно-лиловую шелковую мантию или костюм, фиксировал свой взгляд по очереди на каждом пациенте и дотрагивался до них рукой или тонким и длинным намагниченным стальным прутом… Захваченные этим впечатляющим ритуалом, участники, в основном женщины, впадали в сомнамбулический транс или месмерический сон, после которого они просыпались посвежевшими и исцелившимися. Часто возникало предположение, что состояние хорошего самочувствия может наступить в результате сексуального удовлетворения, которое, скорее всего, не достигается одним лишь астральным воздействием»[85].

Метод Месмера уходит корнями в эзотерическую традицию, которая, как мы увидим, отдавала должное истеричкам и успешное лечение считала в значительной степени его заслугой. И хотя Месмер был дискредитирован медицинским сообществом и предан анафеме, теория животного магнетизма продолжала жить.

Во Франции один из учеников Месмера, маркиз де Пьюзгур, верил в то, что в состоянии магнетического или сомнамбулического сна у пациентов проявляется измененное состояние личности и они обретают дар ясновидения, который у них отсутствовал в состоянии бодрствования[86]. Таким образом, мы видим признание воздействия медиума на процесс изменения сознания, что напоминает нам античных прорицательниц Пифий.

В Шотландии Джеймс Брэйд, который сначала был скептиком, а затем стал проявлять к этой области глубокий интерес, впервые ввел понятия «нейрогипнотизм» и «гипноз», показав, что эти феномены «возникают исключительно благодаря произведенному воздействию на центры нервной системы человека», а вовсе не благодаря «мистическим флюидам вселенной»[87].

Исследование Брэйда стало одним из главных факторов, оказавших влияние на одного из самых известных апологетов гипноза как средства излечения истерии — Жана-Мартина Шарко. Он получил известность как нейрофизиолог и преподаватель клиники в Сальпетриере. Шарко стал заниматься исследованием неврозов, истерии и гипнотизма уже в довольно зрелом возрасте. Излишняя вера в силу гипнотического воздействия стоила ему потери уважения, которого он добился раньше. Даже несмотря на известность, которую получили его исследования истерического заражения и роли суггестии в создании определенных истерических симптомов, славу Шарко погубило именно предположение, что grande paroxisme его истерических пациентов, находящихся под гипнозом, был характерной чертой заболевания. Его ассистенты, вводившие пациентов в состояние транса, незаметно для самого Шарко внушали пациентам вести себя в соответствии с ожиданиями своего руководителя[88].

Другим важным вкладом Шарко стало то, что он признал важную роль психологической травмы в появлении приступов истерии. Он лечил своих пациентов, изымая их из привычного психологического окружения:

«Необходимо отделить и детей, и взрослых от их отца и матери, влияние которых, как видно из нашего опыта, оказывается особенно пагубным.

Наш опыт свидетельствует о том, что, хотя причину можно понять далеко не всегда, именно влияние матери причиняет серьезный вред, поскольку она не слышит никаких аргументов и в основном лишь кричит изо всех сил»[89].

Теория психологической травмы Шарко, наряду с утверждениями Картера о подавлении, заложили основу для появления концепции комплекса. Ученик Шарко, Пьер Жане, продолжал развивать эту концепцию, когда заметил, что все проявления истерии отдельного пациента повторяются и предсказуемы с большой вероятностью, а их автоматическое поведение сосредоточено вокруг определенных эмоциональных реакций и идей. «Идея фикс» была подсознательной, и «невозможно было внести коррекцию в поведение истерика, не достигнув более глубоких слоев мышления, в которых скрывалась эта идея фикс»[90].

Слабой стороной исследований Жане оказалась его теория этиологии. Он отказался от положения, связанного с блужданием матки, а также высказывал сомнения в гиперэротизме страдающих истерией пациенток: «После того как во время охоты на ведьм истериков каждую субботу обвиняли во всех преступлениях и грехах, и прежде всего в позорном сожительстве с дьяволом в облике козла, люди надолго сохранили в памяти эти предрассудки и продолжали считать, что у этих пациентов существует предрасположенность к повышенному эротизму»[91].

Из гуманных побуждений он пытался оградить больных от человеконенавистнических нападок, а потому смешал ключевые признаки болезни с их символическим значением. Как я уже отмечала, Жане дал поэтическое определение понятию «истерия», хотя, конечно же, чувствовал его бессмысленность с точки зрения этиологии.

Такую привязанность Жане к этому слову не разделяли ученики Шарко. Известный невропатолог Джозеф Бабински утверждал, что он придумал для этой болезни новое название — pithia-tisme (пифиатизм). Оно состояло из двух греческих слов: peitho, означавшее «я убеждаю», и iatos, означавшее «излечимый». Бабински был уверен в том, что самым важным фактором, играющим роль как в постановке диагноза, так и в лечении истерической личности, является внушаемость, которая позволяет проводить лечение убеждением, то есть посредством осуществляемого врачом внушения[92].

Независимо от того, осознавал Бабински коннотацию своего неологизма с Пифиями или нет, он вплотную приблизился к реально существующей ассоциации между Кассандрой и истерией. Интересно отметить, что согласно энциклопедии «Лярусс», когда Аполлон наполнил своим дыханием рот Кассандры, «наделив ее даром предсказывать будущее, он отнял у нее силу убеждения, поэтому с тех пор никто не должен был верить в то, что предсказывала Кассандра»[93]. В таком случае нет ничего удивительного в том, что у человека, страдающего истерией, как у Кассандры, способность к убеждению переходит к авторитетной фигуре Аполлона, а в ситуации анализа — к аналитику.

Самым известным учеником Шарко был Зигмунд Фрейд, чей интерес к истерии оказался отправной точкой для развития психоанализа. В написанной в соавторстве с Йозефом Брейером книге «Исследования истерии» Фрейд обозначил первые постулаты лечения, которое называл катарсисом. Оно включало в себя прослеживание симптомов вплоть до вызвавших их травматических событий в жизни пациента, а также избавление от этих симптомов в результате воспроизведения под гипнозом породившей их ситуации[94].

Постепенно интерес Фрейда стал смещаться от катарсиса к психоанализу. Он пришел к выводу, что может исследовать бессознательное и вытесненные воспоминания, не изменяя психического состояния пациента. На смену гипнозу и суггестии пришли свободные ассоциации и анализ сновидений, сопротивления и переноса.

В работе, опубликованной уже в 1946 году, Фрейд сам заметил, что, ассоциируя истерию с сексуальностью, он «обратился к самым истокам медицины и вернул к жизни идеи Платона»[95]. Раньше, когда Фрейд писал о том, что сексуальность не является чисто психическим явлением, а имеет и соматический аспект, что означает появление в результате химических процессов «особых, хотя и пока неизвестных веществ»[96], он не мог полностью осознавать исторический контекст таких идей. Он не только повторил идеи Галена и концепции юмора и меланхолии, но и предсказал целую область эндокринологии, которая может оказаться связующим звеном между телом и психикой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru


Смотрите также